Свадьба в Бурдеях 5

Август 25th, 2011 § Комментариев нет

часть 5

Крепкая спина Сары Конор, дышащая не доверием, и ее рука обхватившая стальными клещами дочку, не вселяли авантюристам оптимизма. Торжественная процессия, медленно шествующая через двор, была скорее мрачной, чем брачной, а кое для кого могла закончиться и эшафотом.
Они осторожно прошли мимо собаки. Амур молчал. Навострил гад уши, высунул язык и молчал.… Миновали чучело в пиджаке и шляпе. Вдруг на тропинку выскочил соседский петух из кустов смородины и тревожно закукарекал. Тут же, у соседей, загремела музыка – «Одиночество сука!»… Вот это точно! Но, Анютиному дому в этот вечер оно не грозило.
- Ты где же доча, такого интересного мужчину нашла? – спросила тихо Раиса Семеновна. – Вроде ведь такие дяди не приходят на пати?
Анютина мама еще и не такие словечки знала. Не все ее ухажеры Приму курили. Один был даже из одесской киностудии, сам приезжал – шофером там работал наверное… Плюс телевизор, такие страсти покажет…
- Ма, да он вовсе и не старый – прошептала Анечка и чуть не обмолвилась – «У него усы приклеены!». Но, вовремя спохватилась. – Он просто с дороги устал. Италия далеко ведь…
Анечка смутно себе представляла «куда ведут все дороги», и для нее были одинаково далеки – и Аргентина, и Молдова. Все что находилось за пределами Киева, ее воображение рисовало черное полотно, то есть Тьму Тараканью. Да простит меня древнерусское княжество.
- Ты посмотри на эту милую тещу… – за спиной у мамы тихо просвистел Профессор.
- В качестве зятя, больше месяца не протянешь, – довольно громко хихикнул Жорик, и тут же крепкая шея Сары Конор повернула голову.
Ее слуху и зрению могли позавидовать даже коты, и отрывки знакомой речи долетевшие на вихрах ветра, насторожили железную Сару. Ее бронзовое от загара лицо, с античным профилем Дианы Охотницы зорко пронзило двух неожиданных гостей.
- Белиссимо, сеньора! – воскликнул Профессор, разводя руками.
- Чего?!
- Господину Джовани здесь нравится, – успокоил подозрительную женщину Жорик. – И он приглашает Вас посетить с ответным визитом его дом, Родину.
- Э…
- Да мам, вот такие они итальянцы, – поддержала двух своих друзей Аня. – Посмотрят, и все… Душа на распашку – и сразу сердце под ноги… в общем – любовь до гроба…
- Сеньорина Рая! Эссо писка? (Это персик?) – Олег указал рукой на персик.
- Пер -сики, – по слогам произнесла железная женщина.
- Писка, – задумчиво повторила Анюта, по-новому взглянув на не большое деревцо. Она слегка притормозила и принялась старательно пересчитывать мохнатые плоды. «А вдруг это дерево исполняет желания? Хочу иметь…», о своем подумала девочка, но вскоре бросила это глупое занятие, сбившись на втором десятке.
- Потата, – Профессор методично тыкал пальцем на огородные растения, словно сканировал место, где лежат монеты.
- Ба-ра-бо-ля, – с увлечением расчленяла слова Рая.
– Синеглазка! – гордо вставила Анюта, состроив из-за маминой спины, Олегу синие глазки.
- Статуя ди чера! (чучело – итал) – продолжал вынимать из головы итальянские слова Профессор.
- Аааа… – горестно выдохнула мама, и шмыгнув носом поспешила домой.
- Не понял? – тихо у Анюты спросил Олег.
- Это – Костя… – ответила она и тут же поспешила вслед за мамой.
- Какой такой Костя? – Жора догнал Анюту и встал у нее на пути. – Почему, Костя?
Она взмахнула рукой, посмотрела с жалостью на чучело, но так ничего и не ответила.
- А это они пугало именем отца покойного назвали, – вдруг из-за изгороди появилась женщина неопределенного возраста, в белом платке.
- А что с ним случилось-то? – Гоша в недоумении обратился к соседке.
- В погреб упал страдалец… Царство ему небесное.
- Вот ведь, бля! Вечно Вы Никитична свой нос везде суете! – Злость не украшала Анечку, ее лицо стало похожим на помидор, а с очаровательных губок, так и норовил слететь отчаянный матюк.
– Анюта, то у тебя свадьба сегодня, чи шо? – не прошибаемая соседка, как бы и не слышала критики в свой адрес.
- Мы еще и в дом не зашли, а вы уже место за столом хотите занять!
У женщина от обиды опустились уголки губ, и она шелохнув кустами малины так же внезапно скрылась за изгородью.
- Заметь Олег, огород у них большой. Для второго чучела место есть. И возможно, что очень скоро оно будет стоять в очках и бабочке. – Злобно пошутил товарищ.
- Если ты еще хоть слово скажешь мне на русском, я заставлю тебя съесть свои кеды…. Джусто?
- Ммм, – Жорик достал бумажку из кармана. – А! Понял, господин Профессор, как же не понять.
- Чего вы там застыли? – Как то властно, по-маминому взглянула на них Анюта. – Пошли быстро в дом. Тут из-за каждого угла за нами наблюдают.
- О, грация! – Снова принялся за свое Олег, и раскланялся на четыре стороны.
Дом у Раисы Семеновны, был большой и добротный. Его построил ее отец, занимавший в светлые времена должность главного бухгалтера в колхозе.
Почему светлые? Да не было тогда, а ни кризисов, а ни долларов. Нет, в мире конечно бушевали и кризисы и господствовали вечно зеленые бумажки. Но, железный занавес предохранял нас тогда от этих бед, не хуже противозачаточного средства. А животные инстинкты – такие как жадность, сила, безумие, – ну хорошо, назовем эту не адекватность – бесстрашием, в том далеком обществе осуждались и строго преследовались по закону. В наше время все наоборот. Все эти качества теперь служат ступенями в коварный мир богатства. А зеленые бумажки, со своим всевидящим оком? В основном ведь от них разруха – будь она моральная, или материальная. Нет, нет – у них за океаном там все в порядке, в отличии от всего остального мира. Там доллар – деньги, а для остального пространства – это грозное оружие, всеразрушающий вирус. «Мы верим в Бога», написано на зеленой бумажке. Интересно какого? Возможно, ответ написан внизу – «Соединенные штаты Америки»….
Нет, раньше все было стабильно и надежно, как земля под ногами. Такой же получился и дом Раи – на века. Стена в два кирпича, пять огромных комнат. Беда, что зимой их отапливать стало накладно. Крышу из шифера вдова недавно сменила на металлочерепицу, да и окна умудрилась пластиковые поставить. Мебель в доме так и замерла в стиле ширботреба семидесятых, какую-то сомнительную изюминку в унылый дизайн вносили буфет и длиннющий обеденный стол, чудом пережившие войну. Гордость хозяйки – две большие, мягкие кровати в спальнях и огромный диван в гостиной, да телевизор на жидких кристаллах со спутниковой тарелкой. Стыд – деревянный подгнившие полы. Мужской руки не хватало, даже железной женщине. Ах, да. Еще мрачный погреб внизу. Большой, прохладный, с крутой каменной лестницей, – на которой когда-то и умудрился свихнуть себе шею покойный Костик. Раиса Семеновна и Анюта боялись в него ходить. Как-то после смерти отца мама послала Анечку за помидорами в трехлитровой банке. Не прошло и минуты, как девочка с визгом:
- Меня кто-то ущипнул! – вылетела наверх.
Лицо у нее было цвета побеленной стены, а руки тряслись как в лихорадке.
- Анюта, вечно ты глупости сочиняешь! – пробурчала мама и сама полезла в злосчастный подвал.
Она аккуратно ступала по каменным ступеням и почти дошла до самого низа. Вдруг ее правое бедро кто-то, или что-то погладило. «Этого не может быть! Мне показалось!», отогнала она от себя всякие страхи и сделала еще один шаг. Край юбки стала медленно подниматься, Рая осторожно повернулась и свечка скупо осветила вылезшие из земли корни. Вначале они ей напомнили высохшую руку, но женщина была не из робкого десятка и уже тогда ее за глаза в селе называли – Сара Конор. «Тьфу, ты! И откуда они тут взялись?», Рая на всякий случай перекрестилась и собиралась продолжить свой путь дальше, как в этот момент что-то зашевелилось в дальнем углу, захлопало крыльями и ударяясь глухо о стенки, беспрерывно закружило под потолком, задевая волосы бесстрашной Сары Конор…
Вдова, как и дочь, так же быстро оказалась на поверхности, в доме. Она плотно закрыла подвал и с тех пор туда, ни ногой. Мало того – по ночам ей иногда слышались шаги по дому. Тихие, крадущиеся. Половицы предательски поскрипывали и если сильно прислушаться – то можно было услышать дыхание. Анюта давно спала, а больше в доме никого и не было.
- Костя?! – Вскрикивала вдова, приподнимаясь с подушки. Но в ответ она слышало только мерное тиканье часов. Какое-то время она беспокойно ворочалась в постели, но глаз сомкнуть уже не могла. Тогда она отважно поднималась с кровати, брала за ранее заготовленную палку возле курятника, и шла бить чучело Кости. После этого странного ритуала, Рая спокойно ложилась спать и никакие шорохи ее уже не тревожили.
- Мужика бы тебе Раиса, – вздыхала Никитична, – и спать тогда будешь спокойно…
А то молодая вдова сама этого не знала. Но, где они мужики эти? От пылающего страстью тела тридцатипятилетней женщины, вскоре сбегали и те, кто был к нему милостиво допущен. Перегрузки оказывались им не по зубам – и они словно побитые собаки, возвращались на исходные позиции, в режим поиска второй половины.
А жить без любви, ради галочки, что бы быть такой как все? – Она этого точно не хотела.
- Проходите, гости дорогие, – Анечка распахнула дверь и загадочно подмигнув, пропустила вперед двух подельников.
- Уно, моменто! – громко воскликнул Профессор и хлопнул себя по лбу. – Жора, моцарелла, къянти!
- Уи, Марио, айн момент. – И Георгий, как молодой, ринулся за внушительным пакетом, в машину.
- Ты, Анечка, гостей проводи в гостиную, а сама на кухню приходи – поговорить надо, – вкрадчиво сказала Раиса Семеновна и медленно прошла мимо Профессора, краем глаза вглядываясь в его лицо.
« А ведь он не старый совсем. Правда, усы у него дурацкие какие-то и эта бабочка идиотская! Наверное, он чуть помоложе меня будет. Интересно, а этот Марио и вправду ничего не понимает?»
- Расскажешь мне заодно, где ты это чудо откапала, – «выстрелила» наугад мама и мгновенно посмотрела на реакцию жениха.
Тот стоял, и как ни в чем не бывало, разглядывал большое фото на стене.
«Не играйте на моем поле мадам! У Вас сегодня совсем другая роль…», усмехнулся про себя жених.
- Аньюта? – Олег обратился к недоверчивой женщине, тыча пальцем в девочку с бантом.
- А, да… в пятом классе, – Раиса Семеновна вмиг растаяла.
- Мама! – Профессор указал на вдову и невольно залюбовался ее лицом с фотографии.
«Зеленые глаза, русая коса, правильные губы и идеально прямой нос, – мечта любого портретиста!», образ вдовы навеял на Профессора чуть-чуть поэтической сентиментальности – « Простая красота – открытый лоб – и взгляд огнем дышащий – не знает он, не ведает преград – и жизнь в нем бьет неистовым ключом – но тень тоски зеленой, тучей, омрачает счастье…»
- Ой, когда же это было… – задумчиво молвила хозяйка, поправляя за спиной косу.
- Разрешите? – Неожиданно ввалился Жора, и в мгновение ока разрушил энергетический мостик, соединивший два одиночества.
- Марио, пошли за мной, – потянула за руку своего жениха, Анюта. Она успела переодеться в джинсы и футболку и выглядела вполне скромной девушкой. – А пакет Жорик отнеси на кухню. Ма, проводи гостя.
Раиса Семеновна вздохнула, отгоняя от себя, неизвестно откуда взявшиеся чары и жестом пригласила Гошу следовать за ней.

- Ну, и как тебе у нас? – Прошептала Анюта, едва они вошли в гостиную.
- Очень, даже не плохо, – оглянулся Олег и не соврал на этот раз.
Действительно в доме царил порядок и умеренный комфорт.
- Поцелуй невесте… – Анечка доверчиво прижалась к своему суженному. – Такой, как я тебя учила…
- Может потом… – Олег не решительно посмотрел на девушку и оглянулся на дверь. – Иди с мамой поговори сначала…
- Да ну ее… – и она обвила его шею рукой.
- Марио! Чао, коме стай?
«Жорик, опять это ты!», вздрогнули с одинаковой мыслью молодожены.
- Твой выход, девочка… – прошептал Профессор, отрываясь от губ вкуса клубники.
- Фууух, – Аня на секунду закрыла глаза. – Все! Я пошла…

- Ну, и что все это значит?
Мама с безразличием глядела на пакет, из которого заманчиво выглядывали бутылки Къянти.
- Как он тебе? – пропустила мимо ушей вопрос Анюта, и торопливо принялась доставать содержимое из пакета.
- А тебе он не кажется не много староватым, Анечка?
- Мам, да ведь он не старше тебя. – Аня по озорному заглянула матери в глаза. – А ты ведь у меня еще такая молодая….
- Ой, подлиза… – улыбнулась Раиса, но тут же ее лицо приняло строгое выражение. – Паспорт у него смотрела? Может, он женат? Или аферист какой-нибудь?
- Все нормально ма…
- Мг… Знаю я твое нормально. После него мне долго твои юбки приходиться отстирывать.
- Да, не начинай ты! – Аня сердито посмотрела на мать. – И стены – имеют уши….
- Хорошо, хорошо…. Не будем о грустном, – Рая посмотрела в окно на быстро надвигающиеся сумерки. – Так что вы собираетесь делать? Свадьба когда? Где жить будете?
- Мам, свадьбу надо сделать сегодня….
- У тебя с головой все в порядке, дочка? – Спросила обеспокоенно мать и потрогала ладонью, девичий лобик. – Это кто же такое надумал? Ты точно не могла…
- Он завтра уезжает…. – печально вздохнула Анюта. – И если мы сегодня не сделаем свадьбу, то возможно еще долго ты будешь меня ждать до утра, а после этого так же долго будешь мои юбки отстирывать.
- Не пугай! Ты мою руку знаешь – быстро из тебя дурь выбью! – Грозно насупилась женщина. – Я сказала, свадьбы – не будет!
- Ах, так?! – глаза Анечки отчаянно заметались по кухне, она что-то вдруг вспомнила и пулей вылетела в коридор.
- Смотри! – и она протянула на ладошке к матери шесть зеленых таблеток. – После того как я их выпью, у тебя уже и дочери не будет.
И Аня решительно поднесла снотворное ко рту.
- Стой, дуреха ты такая! – Раиса схватила ее за руку. – Господи! Да что же у нас все как не у людей! … Кругом люди как люди, свадьбы пышные играют, и детей потом рожают. Да еще и кучу денег за это получают!
На лице Раисы был написан гнев праведный, и не одной слезинки. Ну, не умела плакать железная Сара Конор. Зато она могла сжать кулаки и грохнуть ними по столу. Так грохнуть, что Жорик с Олегом от неожиданности подпрыгнули на большом и мягком диване в гостиной.
- Ты с ним уже спала? – мама быстро остывала, впрочем и вспыхивала как спичка.
- Да что ты, он ведь меня любит.… По- настоящему.
- А ты?
- А что я? Твои же слова – без жениха не возвращайся…. Ну, а в общем – он милый и забавный.
– Ой, беда ты моя. Ладно, устроим вечеринку. А ему скажешь – что это у нас свадьба такая. Они ведь басурманы, вообще там живут без всего этого.
- А ты откуда знаешь?
- Анечка, боль ты моя… Твоя мама, много чего знает.
- Кого пригласим? – Анюта радостно осознала – победа за ней! Она широко расставила пальцы на руке и приготовилась их загибать.
- Но! Есть одно – но. У меня условие, – Рая достала из холодильника запотевшую бутылочку первоклассного самогона и налила себе по поясок. – Пусть твой Марио, паспорт мне вначале покажет. После этого будет вам вечеринка. Все!
И она залпом выпила огненную жидкость.
- Хорошо! Сейчас принесу тебе паспорт!
Через минуту она влетела на кухню, гордо потрясая ламинированным буклетом.
- Смотри!
Рая аккуратно взяла странную книжечку.
- Похож больше на меню в кафе, – нахмурила она брови, рассматривая не сгибающиеся страницы. – Это точно паспорт?
- Читай! Там все написано… – Анечка обиженно взглянула на мать. – Вечно ты всему не веришь!
- Паспорт… Италия…, – без труда перевела женщина. Развернула, – «Марио Жовани… Хм, а где же год рождения? Ага, вот он – 1950?! Не поняла – может это его код инфекционный… Тьфу ты, слово-то идиотское какое. О! Вспомнила – индефек…ц… Да ну его! Так когда же он родился?! Не шестьдесят же лет назад… Хотя все может быть… И что же это они там едят, такое? А? Вон сосед наш Валик, ему тридцать, а на вид все сто. А у них наоборот все…»
- Анюта, скажи мне пожалуйста, сколько дедушке Митрофану лет?
- А я почем знаю?
- Стыдно доченька, а ведь он тебя нянчил… В школу когда ты была маленькая водил, – Раиса протянула дочке фальшивку. – Но, не беда – я тебе напомню. Шестьдесят пять ему – будет в ноябре.
- Ого, он такой старый?
- Нет, – мама замахала у нее пальцем перед носом, и ее внезапно разобрал истерический хохот. – Нет. Он еще молод!
Аня с удивлением глядела на повеселевшую мать.
- Твой жених Марио – ровесник дедушки твоего, – прошептала сквозь смех, вдова.
- Ну, и что? Подумаешь.… Зато он имеет кучу пиццерий в Италии.… Шестьдесят ему… – Анечку эта новость ничуть не огорчила. «Вот ведь Профессор гад! Хоть бы внимательно посмотрел, что клеит в паспорт – халтурщик! А мне отдувайся тут!» с негодованием возмутилась девушка, но тут же его простила – роль невесты Марио ей нравилась гораздо больше и уже через секунду она представила себя в черной косынке, в платье такого же цвета и черных лакированных сапогах. «А мне был бы к лицу, этот траурный наряд!», неожиданно пришла она к такому выводу, и слегка перепутав вымысел с реалиями, мечтательно произнесла. – Пролетят каких-нибудь десять лет ма, – и я, стану богатой вдовой!
- Да уж, воспитала я монстра, – вздохнула Раиса и налила себе повторно.
- Мам только ты никому не рассказывай про его возраст, – Анечка подошла и обняла ее. – Хорошо?
- Ох, Анюта, как же мне все это не нравится….
- Налей и мне капельку. И выпьем за нас, за вдов!
- Ты чего такое городишь дочка? – Раиса налила ей половинку. – Боже тебя упаси даже думать про это. Лучше выпьем за счастье твое! За тебя!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Что это?

Вы читаете пост Свадьба в Бурдеях 5 at Дмитрий Север.