Свадьба в Бурдеях 8

Сентябрь 15th, 2011 § 1 комментарий

Часть 8

И тут ветер рванул отчаянно, мокрые ветки срывал и гонял их зелеными птицами.
«Вот ведь не легкая принесла этих дуриков!», Жорик взглянул на странную парочку, слегка поправляя узкое зеркало.
Оттуда глазища огромные зыркали, зрачками безумными нагло пялились.
- Гэ, гэ – рожа Сэма зловеще оскалилась.
- А мы ведь с подарком Анюта, не просто так, – Галка прокуренным голосом хрипнула.
Буумм…
- Самуэль барабан подарит вам, – продолжала скрипеть дочь Коробочки.
- Лучше деньгами, – заметила Анечка, и тайком из пакета конфетку слямзила.
- Обратно ложи в торбу фантики, – Жорик шепнул ей всевидящий. – Скажешь, пакет возле Сэма оставила, и поверь, на тебя и никто не подумает девочка…
- Ммм? – промычала невеста фиктивная, словно хомяк, загрузившись конфетами.
- Папа док, папа док… – Самуэль причитал угрожающе, и стучал в барабан свой размеренно.
Колдовского тумана напускал он наверное…
И тут прямо под колеса, из зарослей на обочине, кинулся тот самый петух, который встречал их не давно, во владениях Сары Конор. Непонятно было почему он не спит, ведь на дворе почти ночь.
- Стой!!! – заорал Сэм. – Это мой – Пьетя!
Но водитель не остановился. «Я тут хозяин ситуации!», дал себе четкую установку Георгий и прибавил газу.
- Сэмми, это не наш Петенька, – успокоила мужа Галочка. – Наш без головы убежал.… Год назад, а ты его все ищешь, да ищешь….
«А в тебя бедолагу все кидают из-за заборов, да кидают», посочувствовал Жорик, Лакалуту.
- Папа док, Папа док… – вместо ответа снова заладил Самуэль.
- Это петух Никитичны, – носом подала голосок Анюта. – Наверное по ночам в соседний курятник ходит налево.
- Далеко еще ехать? – тихо спросил Жора у своей спутницы.
- Забыл уже? Приехали!
Действительно, Жорик сразу заметил чучело с развевающимся пиджаком. Оно повернуло к ним свою тыкву – словно приглашало:- Вэлком ту хэлл!
И тут Ритиному супругу стало плохо. На украинском будет так – Стало злэ!
В ногах он почувствовал слабость, и в глазах вдруг помутнело. Перед ним всплыл зловещий образ Риты, с ее угрозами, и это видение сопровождалось утробным звуком барана, под странное заклинание Самуэля. Остановившись, Жора отчаянно вцепился в руль.
– Мне домой надо Анечка… срочно, – он умоляюще посмотрел на беззаботную особу, которая вовсе и не собиралась выходить из машины, как будто ждала, что ей кто-то откроет дверь и подаст руку.
«А я ведь понял, почему здесь!», его наконец-то осенила мысль. «Не из-за монет! Нет! И даже не по дружбе. Нашел бы причину не ехать с Профессором. Это все из-за нее! И на работу я ее взял, потому что сразу она мне понравилась. И сейчас словно верный пес, служу ей!»
- Так езжай, – тщательно пережевав шоколадную массу, безразлично ответила ему Анечка. – Только…. Как его? О! Вспомнила! Прибор Олегу оставь…
- Конечно, конечно, – промямлил Жора, и от такого холодного цинизма, его глаза вдруг запеленали слезы. Он обошел по грязи машину и покорно открыл дверь перед молодостью.
- Хороший мальчик, – в награду за все его мытарства, небрежно обронила Анюта, и наморщив носик вылезла под дождь.
- Ань, я хочу сказать тебе кое-что, – с волнением в голосе произнес Жора.
- Говори, но только быстренько, намокла я уже вся!
- Ты мне нравишься… очень, – выпалил он словно мальчишка и замер в ожидании приговора.
- Ну и что? – Невозмутимо ответила Анюта, нетерпеливо переминаясь с ножки на ножку. – Я многим нравлюсь, и Олегу то же между прочим не безразлична, а он ведь мой жених, если ты снова забыл.
- Да ведь это же все игра, Анечка, а вот я, по-настоящему….
- Думаешь игра? А я так не думаю, – высокомерно улыбнулась ему девушка. – Давай сумку, а то вон Галя с Самуэлем уже во двор зашли возле Костика чего-то крутятся, да и машина стоит – батюшка уже приехал.
В это время Самуэль с Галей странно пританцовывали возле чучела Костика. Барабанная дробь становилась все громче, а удары все чаще. Их силуэты извивались вместе с двухметровой кукурузой, которая под натиском ветра колыхалась из стороны в сторону, и казалось что она повторяет движения странной парочки. Жора и Анюта застыли с изумлением, и им в какой-то момент привиделось, что чучело то же пустилось в пляс. Потом звуки резко оборвались и силуэты пропали.
«Бежать отсюда надо, бежать…», Жора с трудом оторвался от этого странного зрелища и открыл багажник.
- Ну что ж, держи, – и он протянул Анюте поисковый инструмент. – Олегу только ничего не говори о нашем разговоре…
- Да мне-то что, ведь ты его друг, – махнула ручкой Анюта и поспешила к калитке.

- Эй! Вы где? – закричала Анюта в темноту.
- Не мешай, Сэм общается с духами… – сзади Анечки, словно приведение вышла из-за дерева Галя. Ее накрашенное до неприличия лицо напоминало маску смерти. – Отвернись от чучела, ослепнешь!
Анюта не собиралась никуда отворачиваться, она наоборот, подняла камень с тропинки и швырнула его в белое пятно ползавшее возле пугала.
- Выходи Лакалут! Я тебя вижу!
- Хэл! (Черт! Африкаанс). – Вскочил весь в белом Самуэль, что-то сжимая в руках.
Буумм!
Анюта по инерции обернулась в сторону Гали, та уже держала барабан в руках и собиралась еще раз по нему бумкнуть.
- Вы че придурки?! – возмутилась Анюта.
- Анья, ты разгневала папу Дока, – зловеще прошептал Самуэль, тихо к ней подкравшись сзади.
- А чего в твоих руках было Сэмми? – Анюта была не из робкого десятка, вся в маму.
- Эээ! – он начал делать мистические пассы руками перед ее лазурно-синими глазами. – Ничьего нье било….
- Не было… – с другой стороны зашептала Галя. – Забудь…
- Ну тогда пошли в дом, – покачала головой Анюта и с подозрением взглянула на перепачканную землей одежду Сэма, – Хотя я думаю вам надо уже идти в обратную сторону.
- Значит ты нас прогоняешь? – злые глаза Гали, готовы были разорвать эту белокурую овцу. – Я правильно тебя поняла?
- Получается, что так, – Анюта на всякий случай сжала кулачек и уже примерилась заехать под глаз односельчанке.
- Уходьим, Галья. Папа Док придет к тьебе Анья, и ты позавьидуешь этому, – он важно показал на чучело, – идолу! Но пощады не жди!
- Оеей, как страшнооо… – протянула Анюта и проводила взглядом гостей до калитки.
Затем она подошла к чучелу и возле него увидела пару ямок и вырванные кусты картофеля. Рядом валялась саперная лопатка, а возле него она обнаружила тонкий как стержень детектор – пинпоинт. «Ну что за народ! Все на чужое рты по раскрывали!», она подобрала инструмент и почти бегом поспешила за скользящими по грязи Галей и Сэмом.
- Эй! Барахло свое заберите! И что бы духу тут вашего не было! – с этими словами она изо всех сил швырнула в их сторону лопатку с детектором.
В ответ послышались не понятные слова, скорее всего ругательства, но они были Анюте уже просто не интересны.

«Вот так вот мне и надо, баран я последний!», со злостью подумал Жора, сел за руль и покатил в сторону города. Правда путь его был не долгий.
На выезде из села, фары осветили Гаишника с полосатой палкой. Он властно указывал Жорику остановиться. «Ага! Сейчас…», и он понесся прочь из этих странных Бурдеев. Тут же за ним замигал проблесковый маячок, и завыла сирена. «Может остановиться?», и он уже сбросил ногу с педали газа, но вспомнил – «А номера-то на авто итальянские я же их не снял!», нога автоматически нажала обратно на педаль, и двигатель заработал в режиме отчаянного форсажа. Патрульная машина не отставала от него, а наоборот – все ближе и отчетливее слышался звук сирены.
- Сюда! – сам себе скомандовал Жорик, заметив поворот в поле, и без сомнения пошел по болоту. Его счастье, что полевая дорога вела вниз.
Машину стало болтать по грязи, как шлюпку в бурю. Он едва успевал выравнивать заносы. Дорога становилась все круче, и наконец машина просто пошла юзом. Жорик еще пару раз газанул, так на всякий случай, ее как то странно развернуло, послышалось хлюпанье воды, и родимый «опелек» капитально заглох. Несколько секунд под капотом что-то шипело, затем булькнуло пару раз и наступила тишина…
Он осторожно приоткрыл дверь:
– Вода! Кругом вода!
Жорик снял туфли, штаны и по колено в болотной жиже пошел снимать номера. Минут десять повозившись, он их все-таки снял и закинул подальше, в поле. Затем залез обратно, вытерся рубашкой, захлопнул дверь и завалился безмятежно спать до утра. Снились ему две девушки. Одна белая как снег, Анечка, а вторая, не совсем уже девушка, скажем так, молодая женщина, черная как ночь – Риточка. И только он хотел поцеловать юное создание, как она тут же превращалась в его супругу, которая в это время как заправский штурман настраивала GPRS.
- Так Бурдеи… – Рита впервые взяла в руки это чудо техники. Наехав, как следует на папу, она забрала у него из машины навигатор, позабыв получить инструкцию.
- Смотри, Одесская область, вот еще одни Бурдеи… – Танечка, девушка Олега, любезно согласилась составить компанию ревнивой супруге.
По началу не высокая, по своему красивая, интеллигентная брюнетка, категорически была против этого путешествия.
- Даже если все что ты говоришь – правда, значит не быть нам вместе – не судьба!
- Да ты что! За свое счастье нужно бороться! – Кричала Риточка, словно с трибуны, на митинге. – Да если бы я Жорику дала волю, знаешь где бы он сейчас был?!
- Где? – наивно спросила Таня.
- В морге! – Без сомнения ответила Рита.
И Танюше стало жаль Олега. Она его представила в деревянном ящике и белых туфлях.
- Ну хорошо, давай их тогда поищем, – ответила тихо Танюша.
Риточка нажала на нужные Бурдеи, и навигатор тут же предложил им ехать прямо.
- Вперед по курсу, – решительно молвила супруга, трогаясь с места.
- Да хранит его Бог, – перекрестилась Таня и молча уставилась в окошко.

Как раз в это время, один из многочисленных служителей Всевышнего на земле, по крайней мере – они так это утверждают, поднимался с гостем из города, по ступенькам крыльца Анютиного дома.
- Григорий! Я тебя умоляю о монетах ни слова! – Отец Федор старался говорить тихо, но у него это плохо получалось.
- Федя, а между прочим хоромы твои на денежки от монет из этого огорода построены, помнишь? – прошептал заметно прихрамывающий высокий и тощий обладатель точно такой же рыжей копны волос, как и у батюшки.
Скорее всего он был ему братом, и наверняка родным.
- Бог дал памяти, и ты меня не стыди Гриша! – вспылил батюшка и забарабанил в дверь.
- Да что ты Федя, – успокоил его брат. – Я ведь все понимаю, а вот руку и сердце я сегодня ей предложу…
На пороге появилась Рая. Она спрятала подальше свой старенький наряд для города и надела черную облегающую юбку по колена, и замысловатую белую блузу с рюшами и глубоким вырезом. На ногах у нее были красные босоножки на высоком каблуке. На лице немного косметики, в ушах не дорогие сережки, но лучшим ее украшением была неизменная русая коса за плечами.
- Ой! Краса неземная! – прогудел Федор и отвесил ей низкий поклон.
- Раиса Семеновна, Вы – Богиня! – Хромой протянул к ней руки, словно хотел прочитать ей оду, или на худой конец стишок.
- Проходите, гости дорогие стол уже накрыт, – Рая пропустила гостей и озабоченно выглянула в темноту. – Вот только Анютка где-то пропала, а жених давно на месте.
- А вот от меня и отца Федора скромный подарок для молодых, – и Гриша достал из-под мышки две не больших иконки из церковной лавки.
Олег стоял в гостиной возле стола и все слышал. И этот скрипучий голос он смог бы узнать из миллиона. «Болт! Это он!», в тревоге всполошился его разум и очки вдруг предательски запотели, «Он меня узнает и сдаст!»
- Знакомьтесь это Марио, жених Анюты, – представила Раиса вошедшим гостям Олега.
- Отец Федор, – грозно произнес батюшка подавая руку.
- Марио Джовани, – пожал ее вяло Профессор, из-под тишка взглянув на Хромого.
А тот наклонил свою рыжую голову на девяносто градусов, внимательно изучая очень даже подозрительного женишка.
- Григорий, – с каким-то неприкрытым ехидством процедил Болт. Подошел ближе, и нагоняя своим не свежим дыханием туман на внешнею сторону очков Олега окончательно засомневался на подковыристом львовском диалекте. – Шось мэни ваша гэмба панэ дуже знайома. Вы часом нэ родич Олегу Прохфессору?
- А?! – Впервые в жизни у Олега было такое дебиловатое выражение на лице.
- Григорий, он ведь итальянец, не понимает ничего, – пришла будущему зятю на выручку Рая.
«А вот это мы сейчас и проверим», решил Хромой и внезапно выпалил:
- Дукато?
- Венициано! – без промедления выстрелил Профессор.
- О! Итальяно! – ухмыльнулся, успокоившись Гриша.
- Чао коме стай? – пожал протянутую руку Профессор, а про себя твердо сложил мнение о конкуренте, «Придурок!»
- Чего это он? – Гриша беспомощно посмотрел на брата, а затем на Раю.
- Итальянец, – как-то уважительно ответила вдова и собралась выйти из комнаты.
- Раечка, ей Богу, сил моих больше нет! – вдруг воскликнул Хромой и рухнул перед ней на колени.
- Встаньте Григорий немедленно! – Покраснела Раиса.
- Не встану, пока не скажу… – прошептал Хромой и положил руку на сердце. – Я вас люблю. С первого взгляда, с первого слова. Вы Раечка мечта моя и жизнь моя!
«Ах ты ж гнида!», с ненавистью посмотрел на него Профессор, «И до чего же это жадность людей доводит, а?»
- А я вот Григорий почему-то абсолютно спокойна к Вашим словам, – лицо Раисы быстро восстановило свой природный цвет, и в ее зеленых глазах зажегся озорной огонек. – Вставайте! Не ломайте эту комедию, монет у меня больше нет, Гриша…
«Молодец Рая!», у Профессора отлегло от сердца, и он чуть не заулыбался, но вовремя вспомнил кто он.
- Как вы могли подумать такое Рая, – Гриша поднялся с колен и гордо дернул головой, слегка зацепившись о люстру. Вернее об стеклянные висюльки. – Я уважаемый коллекционер. Меня знают в Москве, в Киеве – и доверяют мне баснословные деньги! Неужели вы не верите в мои чувства, Раиса Семеновна?
Еще секунда и казалось, что он зарыдает как дитя. Но за окном тревожная дробь барабана, прервала его моно спектакль.
- Анютка наверное приехала! – Вздохнула свободно хозяйка и пошла открывать дверь.
- Гриша я же тебе говорил, не надо, – печальным гудком подал голос отец Федор.
- Стерва еще та! – лицо Хромого приняло свое истинное выражение. Оно стало злобным и ехидным. Он совсем забыл об иностранном госте, тихо стоявшем в углу. Заметив его, Хромой застыл и резко обернулся к Олегу, тыча пальцем в грудь.
- Профессор, это ты?!
- Марио Джовани, – невозмутимо ответил Олег и помахал у Хромого перед носом рукой.
В коридоре послышался шум открываемых дверей, цокот каблучков и возглас Раи:
- Анюта! А где же гости? Вся в болоте… Господи! Несчастье ты мое…
- Марио! – позвала Олега невеста и посмотрела, ища сочувствия на родную кровинушку. – Ма… не будет моих подружек.… Представляешь, навязала мне Зинка, дочь свою с Лакалутом. Так они только во двор зашли, монеты искать в грязи принялись.
- Ага ясно… то-то я этого щирого украинца пару раз ночью с огорода гоняла. А Амур собака такая, хоть бы разок тявкнул!
В опровержение слов хозяйки во дворе громко залаял пес.
- Это наверное Сергеевич, с Колей Угольком и Ботаником приехали, – Анечка навострила ушки.
Прогремел выстрел, собака звякнув цепью мгновенно замолчала, и тут же послышался громкий хохот.
- Запомни Ботаник, не дай Бог урожая не будет, у тебя в голове тогда дырка будет! – гремел на всю окрестность Коля Уголек.
- Не беспокойтесь, все будет в лучшем виде…
- Николай, не культурно это, стрелять по собакам, – возмутился Сергеевич, – ведь тут женщины одинокие живут, испугаться могут…
- Да ладно тебе, не причитай, возместим если что. Стучи! Приехали!
Рая метнула взгляд в угол, где стояла увесистая палка, секунду подумала и решительно открыла дверь.

§ Один комментарий Свадьба в Бурдеях 8

  • Арсений:

    Вы спецально применяли здесь этот прием стилистический – глагол выносили на первое место в предложении, а дополнение на последнее? Интересно получается

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Что это?

Вы читаете пост Свадьба в Бурдеях 8 at Дмитрий Север.