Бордо, Рокфор и Шаризо ФИНАЛ!

Сентябрь 3rd, 2011 § Комментариев нет

ФИНАЛ

- Спереди садись! – Приказал Наташе прапорщик, предусмотрительно выдернув ручку из двери. – Не выпрыгнешь, и даже не надейся.
«Ты бы лучше о себе побеспокоился», подумала стриптизерша и сказала вслух:
- А с чего это я прыгать должна? Я что похожа на пакистанского беженца? – затем она взявшись рукой за дверь, в упор посмотрела на военного. – Или может на рецидивиста?
- Добре, добре, сидай поихалы, – более миролюбивым тоном, заговорил он на украинском и захлопнул за ней дверь.
Старенький Уаз, завелся с пол оборота и резко дернувшись, выехал со двора. В машине наступила гнетущая тишина. Не много проехав по извилистой дороге, прапорщик вдруг резко свернул вправо, на разбитую, лесную колею. Его правая рука отпустила руль и потянулась вниз, к кобуре.
Реакция у девушки сработала мгновенно.
- Руку обратно на руль положи, скотина, – в его шею уперлось стальное лезвие ножа и выступившая при этом капелька крови, побежала тоненьким ручейком.
Рука у Наташи не дрожала, перед ее глазами возникла та ужасная картина из землянки, и в ушах стоял его голос «- Вы прыбэрить все тут писля сэбэ»…
«Это такой же бандюга, как и те двое», дала себе четкую установку девушка, – «Значит он враг!»
- А вот это уже тюрьма, пани, – процедил он сквозь зубы, но руку все-таки положил обратно на руль и плавно затормозил. – Нож убери… пока не поздно.
- Ага, сейчас, – усмехнулась Наташа и ловко свободной рукой, вытащила у него пистолет из кобуры. – Вот только пушку сниму с предохранителя… Воин. Или может ты не воин вовсе, а бандит?
В это время в его бушлате зазвонил телефон.

***

Телега с цыганами медленно поднималась в гору, в сторону границы. Янош запел задушевную песню, о степных просторах, привольной жизни, и милых сердцу шатрах у костра. Ее подхватили два его племянника, и даже дед не удержался и стал хрипло фонить.
Вот только Ваня не пел. Ему еще досталось пару глубоких затяжек, забористой травки и видения, начавшиеся в доме, в мрачном лесу только усилились. Он сжался на краю телеги и затравленно смотрел на эти рычащие и воющие спины. Деревья, кусты – ему отовсюду казались грозные морды животных, а тут еще начался этот не выносимый рев, разрывающий барабанные перепонки.
- Эй ромалы, – затянул дядя от всей души.
«Козел превратился в тигра и рычит»… в недоумении посмотрел на Яноша племянник и тут его нервы не выдержали.
- Аааа!!! – заорал Иван и бросился прочь с телеги в лесную чащу.
Он долго бежал по лесу. В колыханье веток на деревьях, цыган видел тянущиеся к нему мохнатые лапы, а треск от веток по которым он бежал и падал, были для Ивана шагами крадущихся со всех сторон монстров. В скором времени его лицо, руки – были расцарапаны в кровь. Он упрямо продолжал бежать, но при этом все-таки больше уже падал. И наконец, когда он уже не смог встать, обессиливший в конец парень растянулся на земле и прикрыл голову руками. Так Ваня пролежал с полчаса и начал потихоньку замерзать. «Покурить бы…», согревающая мысль посетила его темную голову. Он снял руки с головы и открыл глаза. Вокруг него кружились деревья и изба из бревен. «Ого – го- го…», вот и все о чем он подумал в тот момент и стал машинально шарить по карманам в поиске курева. И тут его рука вытащила из тулупа гранату. Глядя на нее, он вдруг беззаботно рассмеялся – «Аааа, черти – держитесь, я вам сейчас покажу!» разогнул проволоку, выбросил кольцо и осторожно пополз в сторону вращающейся перед ним избы.
В это время в небольшой избушке, молодой сержант, вооруженный автоматом, прикорнул сидя на табурете. Оксана лежала на кровати и с тоской смотрела в окошко. А Кирилл сидя за столом, вслух читал Библию.
… А Ваня тем временем дополз до качающейся избушки и словно девушку стал гладить бревна, пока здоровенная заноза не впилась в его ладонь.
«Ах, вот ты как!» и он изо всей силы ударил по бревну зеленой гранатой…
Немного успокоившись, Иван повернул голову влево, и увидел перед своим носом дощатую дверь. Потянул за низ доски, но она не поддавалась. Он поднялся и опираясь о косяк, скинул деревянную щеколду, затем шагнул во внутрь темного помещения. Там было тепло и уютно, после холодного, не приветливого леса.
- Есть тут кто? – подозрительно вглядываясь в кромешную тьму спросил Ваня.
- Хрррю, хррюю, – раздался совсем рядом свинячий голос.
– Привет, привет, – так расшифровал поступивший сигнал, обкуренный мозг Ивана.
«Янош!», почему-то именно о дяде подумал незадачливый племянник.
- Ты где?
В ответ снова послышалось хрюканье и Иван шатаясь, сделал не уверенный шаг навстречу свинье и запнувшись о корыто упал ниц.
Тут же он ощутил горячий пятачок, уткнувшийся доверчиво ему в лоб.
- Ты тут, дядя? – Рукой он ощупал щетину и дружески похлопал по жирному боку.
- Курить есть?
Ответ был тот же и Ваню он уже не удовлетворил.
- Идем на улицу, спросим, может у русского есть, – наконец вспомнил об Игоре, цыган.
И на четвереньках сначала вылез он, а за ним важно вышел здоровенный хряк.
***
Выйдя из машины, Игорь внимательно посмотрел на перекошенный дом.
Создавалась впечатление, что там никого нет. Но, это было ошибочное мнение. Как только он взялся рукой за калитку, на пороге тут же появилась старая цыганка и начала громко кричать на непонятном языке, отчаянно жестикулируя при этом руками.
- А Ваня где?! – стараясь перекричать темпераментную женщину, очень громко спросил Игорь.
Она замахала в сторону горы:
- Уехали все, уехали! Понимаешь?
- Спасибо, понимаю, – Игорь сел за руль девятки и тронулся в указанном направлении.
За селом дорога внезапно закончилась, и только едва заметные колеи, извиваясь между деревьев, уходили вверх, в горы. Сначала подъем был довольно-таки пологий, но через километров пять, он стал гораздо круче и «жигуль» начало носить из стороны в сторону. Игорь взглянул на датчик температуры – двигатель не успевал охлаждаться.
- Вот ведь попал, ну, – и с этими словами он выключил зажигание.
- Цыган еще этот чертов запропастился где-то…
Оставив машину в кустах, Игорь немного прошел вперед. Остановился. Прислушался. Тишина. Только ветки шумят на соснах, да вороны галдят, кружась над деревьями.
Он стоял один среди незнакомого леса, возле границы, и глядя на неугомонных птиц подумал – «Ну они то хоть знают зачем тут летают, а какого рожна я тут? Куда я иду? Может плюнуть на все и домой – к Оле, к собачкам?», Игорь достал телефон и уже собрался позвонить верной подруге.
– Нет, связи! – «В принципе этого надо было и ожидать»
Он спрятал телефон и медленно побрел к машине, « И чего я поперся сюда? Ради кого? Наташи? Которая не раз меня уже подставляла?», и тут ее образ возник в воображении Игоря. Ее лазурные, манящие глаза, звонкий смех, ночь в Альпах полная страсти… Игорь снова остановился и его душу словно разрывали на части. Два ангела. Один белый – милая Оля, а второй черный, роковой – Наташа.
И совсем не далеко от него находился черный ангел. И как раз в это мгновенье ей было не сладко.… Ох как не сладко.
***
- Если я не возьму трубку, меня будут искать и приедет наряд, – прапорщик не заметно отводил голову назад, – а ребята на границе служат отчаянные, сапогами, прикладами – больно бить будут.
Наташина рука слегка дрогнула.
- Так что делать, мобильный взять?
- Возьми, – и ее палец чуть плотнее обнял курок пистолета, – и вызывай наряд, они быстро разберутся, что ты за оборотень в погонах.
Он медленно полез левой рукой во внутренней карман бушлата, тем самым создавая себе простор для маневра.
- Не сомневайся, если надумаешь вместо телефона сюрприз мне какой-нибудь преподнести – пуля сразу в голову.
И в этот момент его правая рука взметнулась вверх. Выстрел прозвучал мгновенно…. Но пуля угодила в ветровое стекло автомобиля. Тут же ее запястье с оружием оказалось в крепкой руке военного, и буквально через секунду она взвыла от дикой боли, а пистолет глухо ударившись о железную панель, упал на пол.
- Вот так вот, сучка, – и удар оглушительной силы пришелся прямо в подбородок Наташи.
Больно ударившись затылком об дверь, она стала терять сознание, но дикие спазмы удушья быстро вернули ее в угрожающую реальность.
- Это привет тебе, от Михая и Стефана, – прошипел прапор, с ненавистью впившись глазами налитыми кровью, в лицо красавицы.
«Как жаль, что я и пожить- то не успела…», грустной птицей пролетела мысль в угасающем сознании девушки.
***
Игорь отчетливо услышал, совсем рядом прозвучавший хлопок от выстрела. От неожиданности он вздрогнул и весь превратился вслух.
Любопытство, перемешенное с адреналином от предвкушении неожиданного приключения, развернули его в сторону происходящих событий и ноги сами пошли к Уазику… Хотя голова была против.
Возле большой сосны он заметил увесистую длинную палку. Обломал ее ударом ноги, и таким образом вооружившись вышел на лесную дорогу. Где-то справа послышалась возня и чей-то приглушенный голос. Зелено-грязный Уазик, слился на фоне кустов и деревьев, и Игорь заметил его только по блику бокового зеркала, которое блеснуло от солнечного луча, пробившегося сквозь густые сосны.
«Номера военные.… Смешно – качается лодкой, на лесной дороге…. А может там у них свидание? Невеста приехала. Военный пошалил, выстрелил. А я тут сейчас нарисуюсь, грозный такой, с палкой», он криво улыбнулся и уже собрался зашвырнуть подальше это первобытное оружие…

***

Кирилл оторвался от чтения святой книги и прислушался к странному шуму во дворе. «Вот! Опять, как будто дверь скрипнула. Или мне показалось?», он посмотрел в окошко – никого, «Наверное – ветер, к снегу шалит»
- Ну, как ты? Голова болит? – Кирилл присел рядом с Оксаной.
- Да, вроде бы получше… Ой, а я так за Наташку переживаю, – она закусила нижнюю пухленькую губку и ее большие глазища беззащитно взглянули на сурового мужчину, словно прося у него помощи.
- Не волнуйся ты. Разберутся и отпустят с Богом. – он заботливо поправил на ней одеяло, – Будете в гости приезжать, знаешь как хорошо здесь летом?
- Ты такой добрый, заботливый, – У Оксаны в горле от переполнившего чувства благодарности, запершило. – Пить хочется, горячего чего-нибудь.
- Сейчас, я мигом, – и Кирилл отправился на кухню, которая находилась через сени, в другом конце избы.
А сержанту, караулившему больную девушку, в это время снился тревожный сон. «Он идет вдоль обрыва, в боевом наряде. Туман стоит над лесом беспросветный. Впереди него – школьный друг, с удочкой за спиной, вместо автомата, а рядом бежит дворняжка Дозор, из родного дома. Уши у нее стоят, как у овчарки. Вдруг рядом, кусты зашевелились и собака залаяла.
- Тихо, Дозор. Фу. – сказал он и осторожно заглянул за ветки.
А там лежала необыкновенно красивая девушка, с белыми кудряшками, укрытая шерстяным одеялом.
- Ты арестован, – ласково промолвила она и обвила его шею ветками, вместо рук.
Он стал наклоняться к ней все ниже и ниже…»
И тут в тихой комнатушке раздался грохот. Оксана от неожиданности подпрыгнув на кровати, присела и с испуганным видом вытаращилась на упавшего воина с табурета. Двери в комнату с треском распахнулись и на пороге появился дурно пахнущий Иван в ветках и с соломой на голове, а позади него в нерешительности стоял здоровенный хряк.
Переполошенный от внезапного пробуждения сержант, увидел перед собой вооруженного гранатой цыгана, с безумно вращающимися глазами. Наметанным глазом он сразу определил – граната боевая и кольцо в ней отсутствует.
- Ваня! – радостно воскликнула девушка.
- Тетя! – так же радостно ответил ей цыган.
- Какая я тебе тетя, дурак, – всерьез обиделась она и шмыгнув курносым носиком, всхлипнула. – Со мной несчастье случилось, изуродовали меня бандиты. А ты сразу тетя, да?
И тут Иван отчаянно жестикулируя руками, стал ей что-то говорить на цыганском.
- Ты гранату положи, – подал сержант голос с пола.
- Русский? – нервно спросил Ваня и увидев автомат в руке пограничника, сделал к нему шаг и потряс лимонкой возле носа. – Взорву, гад!
В это время Кирилл спешащий к больной с кружкой горячего отвара, завидев свинью в доме, стал на нее орать, выгоняя пинками во двор.
Голова Ивана завертелась юлой:
- Всем лежать! – Выкрикнул он в отчаянии, от шума исходящего со всех сторон.
- А я и так лежу Ваня, успокойся, – Оксана почему-то с умилением глядела на этого сумасшедшего парня.
И тут он прозрел, по крайней мере по отношению к девушке.
- Оксана… – и от этой радости он собрался положить гранату на стол и обнять свою белокурую любовь.
- Не вздумай! В руке ее держи! – хором прокричало трио заложников поневоле.
Дым дурмана понемногу выветривался из головы Ивана и голоса людей ему уже не казались грозным рычаньем и жалобным блеяньем. Услышав настойчивую просьбу, он взглянул на затекшую руку и спрятал ее в карман.
- А чего ты здесь делаешь, а? – подозрительно спросил цыган, глядя на девушку. – И кто это такой с автоматом? А этот сзади, кто?
- Ваня, я арестована, – заныла Оксана, указывая пальцем на сержанта, – а он меня охраняет, чтобы не сбежала…
- Уууу, взорву гада! – Цыган вынул руку и потряс ее в воздухе, – А ну все на пол, живо!
- И, я? – девушка откинула одеяло, смутив Ваню, своими стройными ножками.
- А тебя я похищаю… Ты так и скажи своим, военный, – цыган девушку украл. – Иван посмотрел на солдата закрывшего голову руками. – Ты меня понял?
- Угу, – вместо «так точно», послышался утвердительный ответ.
- Одевайся, уходим отсюда, – Иван как-то странно произнес эти слова, как будто из последних сил. Его снова начало штормить и он закачался.
Завидев рядом огромный стул, он собрался на него сесть, и стал хвататься рукой за воздух, не находя там к своему удивлению увиденной спинки. Кирилл, глядя, что незваный гость через секунду рухнет, бросился к нему и усадил на маленькую печную табуретку, которая в обкуренных глазах Ивана предстала, чуть ли не троном.
- Посиди парень, отдохни чуток, – вытирая пот со лба, успокоил его хозяин.
- Да, да сейчас, – и его голова стала клониться на бок.
- Не спи! – Кирилл слегка отвесил ему пощечину, – слышишь, не спи, Ваня.
Иван тут же махнул рукой в ответ, но она пролетев по кругу, вяло стукнула его во вторую, не битую щеку.
- Ты лучше меня не тронь, русский, – и он моргая глазами стал наводить перед собой резкость.
- Все, я готова, – наконец-то произнесла больная девушка.
- Ну, ты и собираешься, у нас бы уже наряд получила, – не выдержав, прошипел сержант и себе под нос добавил. – И кто только придумал баб в армию брать?
- Идем Ваня, вставай, – она взяла его осторожно под руку и попыталась приподнять со стула.
- Да, Ваня, пора тебе, погостил и честь знать надо, – Кирилл, с другой стороны стал помогать Оксане.
- Смотрите, чтобы граната у него не выпала из руки, – вдогонку давал инструкцию военный, – если уронит, бегите в разные стороны и падайте!
Втроем они вышли на улицу и холодный ветер пробудил цыгана.
- А ты куда? – он неприязненно взглянул на Кирилла.
- Так я же помочь хочу.
- Иди себе, мы сами.
- Оксана, помни, что солдат говорил, не забудь, – гостеприимный хозяин с облегчением отошел назад.
- Ваня, а куда мы идем? – Из целых вещей, на ней была китайская куртка на меху и сапоги. Да… еще огромный свитер бандита, который забрала Наташа из землянки. Все остальные вещи, были на девушке порезаны и порваны.
- К дяде, – ответил цыган.
- А кто у нас дядя? – с любопытством спросила девушка, вспомнив, что он называл ее – тетей.
- Янош, – отрезал Иван и внезапно остановился. – Смотри под ноги, здоровенную ветку видишь?
- Вижу Ваня, вижу, – не осмеливаясь перечить непредсказуемому спутнику, соврала Оксана.
- Ноги выше поднимай, а то упадем, – и с этими словами, они стали задирать ноги, переступая через валявшиеся в изобилии палочки на дороге.
- Эй! Иван! – Из лесу сначала показалась голова коня в яблоках, а затем телега с цыганами.
- Нашел?! – Закричал Янош.
- А то! – счастливо улыбнулся племянник и толкнул Оксану в бок. – Вот он – дядя…
***
Прапорщик всем своим тучным телом навалился, на извивающееся тело Наташи и сжал в железное кольцо, цепкие пальцы…
Но, Уаз – машина особая, рассчитанная на эксплуатацию в боевых, экстремальных действиях. Два заправочных бака и брезентовый тент со щелями, тому свидетели. Не исключение и двери. Как писалось выше «он захлопнул дверь», а вот этого уже мало. Ее надо было еще пристукнуть, желательно в том месте где стоит замок… Вот тогда, он действительно бы их закрыл, а так…
От выпавшей перегрузки, дверь со стороны Наташи распахнулась, и они обои слетели на землю.
- Помогите… – успела прохрипеть Наташа, но садист словно бультерьер, еще сильнее сжал пальцы на горле, и она быстро стала терять сознание.
Игорь оглянулся и без раздумий бросился на помощь знакомому голосу. С появлением из-за машины, третьего участника – события стали стремительно изменяться. Глухой удар сосновой палкой, который пришелся по затылку прапора, мгновенно скосил его с нежной жертвы.
Стриптизерша, словно рыба, жадно глотала слегка посиневшими губами воздух.
- Наташа! – Выдохнул Игорь, наклоняясь над обессиленной девушкой, – милая, как же ты так?
Он взял ее на руки, и прислонил голову к ее холодной щеке.
- Скажи что-нибудь, прошу тебя, – ее безвольное тело, его пугало. – Слышишь меня, не молчи…
- Сумку… из-под сиденья забери, – едва прохрипела девушка, с откинутой головой назад.
Игорь бережно посадил ее на сиденье, нашел сумку, и уже собирался взять Наташу обратно на руки, как прапор на земле застонал и слегка пошевелил правой рукой.
«Ах ты ж гадина, живучая!», и поднятая парнем палка снова заговорила своим деревянным языком. Разговор был коротким – стоны прекратились.
В машине он увидел пистолет на полу, аккуратно взял его двумя пальцами и вместе с ключом зажигания выбросил, подальше в лесную чащу.
- Иди ко мне, красавица, – Игорь с нежностью обвил руками с виду такое хрупкое создание, хотя ее внутреннему железному стержню, могли позавидовать бы многие мужчины.
- Ты? Боже мой, это ты? – Наташа открыв глаза наконец узнала своего героя. – А я знала, что ты спасешь меня, любимый…
Игорь осторожно ступая нес свою прекрасную ношу, и думал – «Вот оно какое счастье – опасное, желанное, с горьким вкусом крови и сладкой любви. А Оля? – спросила у него не решительно душа, – Как же она? Сердце екнуло и ответило – Она хорошая, заботливая, но ведь это не любовь» С этим загадочным выводом он вышел из лесу и подошел к стоявшей в кустах «девятке»

***

- Русский! – изо всех сил закричал Ваня, завидев своего спутника возле машины. – Подожди!
Игорь обернулся и увидел приближающуюся телегу набитую цыганами.
Когда она поравнялась с машиной, Янош натянул вожжи, останавливая лошадь.
- Тпрр! Эта последняя? – он кивнул на Наташу.
- Наташка! – увидев свою подругу в надежных руках, Оксана быстро спрыгнула с телеги.
- Эй, а я?
Девушка обернулась:
- Что ты?
Ваня с опаской смотрел вниз, как ему казалось с высоты птичьего полета.
- Высоко тут…
Кто-то из племянников подтолкнул человека с гранатой, и тот словно десантник ушел вниз, под телегу.
- Ложись! – закричала, падая Оксана, четко помня инструкцию военного.
Все присутствующие с изумлением, глядели на эту странную пару. Первым признаки жизни подал Иван.
- Оксана, вставай, нас ждут, – он как не в чем не бывало отряхнулся, подал девушке руку и они подошли к машине.
- Привет, – только и смог произнести Игорь, глядя на странно одетую, всю в ссадинах девушку, которая очень смутно напоминала ему Оксану из Киева.
- Давай быстрее, трогай отсюда, – Ваня дернул заднюю дверь, но она была закрыта. – Оксана, надо спешить, а то нас здесь повяжут пограничники.
Сказав последнюю фразу, он резко обернулся назад, с подозрительностью вглядываясь в сторону избы.
Игорь вынул брелок, и щелкнул им, открывая двери.
- Падение с высоты, пошло тебе на пользу Ванечка, – назидательно произнесла она и величаво уселась на заднее сиденье.
Цыган уже собрался умоститься рядом с ней, но окрик Игоря остановил его:
-Может сначала я эту девушку положу? – с возмущением спросил Игорь, кивая на Наташу, – а уж потом, ваше цыганское величество сядет.
– Пожалуйста, если ты так хочешь…
Осторожно устроив Наташу сзади, Игорь пошел за руль, завел машину, но Иван по прежнему стоял в стороне.
- Чего стоим, наряд ждем?
- Ну, если уже можно садится, тогда пожалуйста, – сделал одолжение Иван и они тронулись с места.
- А чего это у тебя в руке? – Поинтересовался Игорь.
- А, муляж, родственник подарил.
- Ты выбрось его Ваня, только подальше, хорошо? – Игорь чуть сбавил скорость.
Иван опустил боковое стекло и вышвырнул гранату в лес.
«Девятка», буксуя колесами рванула вниз, и через пару секунд сзади раздался взрыв.
- Муляж говоришь? Ну, ты и полный Леонардо… – только и смог произнести Игорь, провожая глазами несущуюся мимо не управляемую телегу с орущими и махающими кулаками в сторону машины, цыганами.
***
- Куда путь держим табор? – улыбнулся Игорь, глядя на Наташу, одетую в цыганское платье.
- К Ване домой, – через силу прошептала стриптизерша.
- Праздник устроим, вино пить будем, – размечтался Иван.
- Тебе воду по рецепту пить надо, а не то что вино, – заметил Игорь, подъезжая к главной дороге, – направо, налево?
- Вверх в горы давай, – обиженным голосом скомандовал цыган и прозревшими глазами посмотрел на Оксану, – а что это с тобой? Что с лицом?
- Ты только заметил? – она взяла его рукой за подбородок и повернула к зеркалу заднего вида, – а с тобой? Кто тебя?
- Ого! – В ужасе отклонился Иван, – ветки наверное. Кусты колючие.
И он наморщив лоб стал вспоминать – а что же с ним произошло?
В машине зазвучала тихо цыганская мелодия. Две девушки и Игорь прислушались, а Ваня весело закачал головой. Мелодия становилась все громче…
- Трубку возьми! – Закричали на Ивана со всех сторон.
Он важно поднял указательный палец вверх и достал мобильный.
- Але? – дальше последовала не понятная речь, с упоминанием имен Оксана и Наташа.
- Милош уже домой едет, – кратко передал суть десятиминутного разговора Ваня.
В скором времени, «девятка» зарулила в просторный цыганский двор и почти сразу за ней влетело, визжа тормозами «ауди»
- Ну как вы, в порядке? – распахнув заднюю дверь, взволновано спросил Милош.
- Ага, побывали вместо Елисейских полей, в карпатских завалах, – еле шептала Наташа, – два раза чуть не убили, голоса лишили. Ну, а так все в полном порядке. Донт мэншн, фазэ.
- О, Дэвэл! Я ведь хотел как лучше, – закачал виновато головой Милош. – Давайте в дом. Придумаем, что делать дальше.
- Вы только вашего дедушку не трогайте, пусть отдыхает, – с опаской поглядывая на дом, жалобно попросила Оксана.

ФИНАЛ
***
«Вот уже третий день пошел, а от него ни единого звоночка…», Оля с печалью посмотрела на Шаризо, свернувшуюся калачиком в углу на кухне.
- Где же твой хозяин пропал, а Шаризо? Где Игорь?
При упоминании имени хозяина, у собаки поднялось ухо и мордочка повернулась в сторону двери – «Не он?», рядом на площадке громыхнула дверь, «Нет, это не он…» и ее голова понуро опустилась на лапы.
- И не ешь ты ничего. Что же с тобой делать? Я сейчас твою еду Бордо и Рокфору отдам, – пригрозила Оля и забрала у нее из под носа мисочку с кашей, но собака даже не взглянула в сторону еды.
- Вот ведь беда… Ты его так сильно любишь? Сильнее чем я? – Она погладила Шаризо по голове, – а может с ним беда случилась? Ведь он такой доверчивый…
Ольга в очередной раз набрала любимого. «О! Связь появилась!» В телефоне раздавались длинные гудки – но, трубку никто не брал…
« Хоть жив, и то уже легче. А почему не отвечает? Может не слышит, или не может… а почему? Значит он все-таки с ней? С этой переводчицей?», от этой внезапной мысли слезы покатились по ее щекам.
И тут мобильный ожил. Она кинулась к нему, боясь не успеть, опоздать – услышать родной голос.
- Ольга?
- Да. – Разочарованно ответила девушка.
- Это Миша, бывший однокурсник, помнишь меня?
Она наморщила лоб, но в голове кроме Игоря, никакого бывшего соученика не всплывало.
- Ммм…
- Я по поводу монет, мне Лена Иванова позвонила, сказала, что ты меня ищешь.
- А точно, совсем забыла, извини.
- Так что там у тебя?
- Да кучка склеенных монет, из подземелья. – перед ней возник снова образ любимого. …Вот он выходит из под земли, весь грязный и такой счастливый…
- Кучка зеленого цвета?
На другом конце возникла короткая пауза.
- Але? Ты слышишь меня, Ольга?
- Слышу… Вроде зеленого.
- Мг, прекрасно. Диктуй адрес, сейчас приеду.
Оля с недовольством посмотрела на телефон.
- Миша, только не сегодня, давай позже созвонимся.
- Я завтра на целый месяц за границу еду. Заберу у тебя ровно пять минут.
- Ну что же с тобой делать, записывай.
И она продиктовала адрес Игоря.
Через полчаса на пороге стоял не высокий, коренастый молодой мужчина в длинном сером пальто, и забрызганных грязью коричневых сапогах.
Его пухлые щеки раскраснелись от быстрой ходьбы, а маленькие глаза хитро бегали из стороны в сторону.
- Привет, Ольга! Долгих десять лет, не видел твое милое, разумное лицо, – воскликнул Миша, и снял кепку в цвет пальто, обнажив рано лысеющую голову.
- Да, Миша, время как вода, – скользнула безразличным взглядом по нему Ольга. – Закрывай дверь, извини что в дом не приглашаю, бардак невероятный.
- Какие песики смешные, – он нагнулся и хотел погладить толстячка Рошфора, за что чуть не был укушен за палец. – А злой ты! Собака…
- А ну живо в комнату! – нагнала псов Оля и закрыла за ними дверь.
Она взяла с тумбочки зеленый комок и подала гостю.
- Вот смотри.
Миша достал лупу и едва взглянул на монеты, понял – приехал не зря.
«Интересно, хм… серебряник, а снизу – то же серебряник. Да их тут восемь штук получается. По тысячи каждый…» Он задумался.
- Ну, Миша посмотрел? – не дожидаясь ответа, Ольга забрала у него из рук монеты.
- И как ты ценишь, свое сокровище?
- Во-первых оно не мое. Мужа, – соврала она про свой статус. – Он в командировке, приедет, тогда и решит.
- А зачем же я тогда сюда приехал? – обиженно спросил коллекционер. – Сразу бы так и сказала по телефону. А то еще спешил, почти с другого конца города, вот и сапоги все в болоте.
На его лице лежала тень обиды.
- А во сколько ты оцениваешь эти монеты?
- Вот если бы ты мне их дала на денек, я бы их аккуратно почистил, посмотрел и вот тогда…
- Вот видишь, без мужа тут никак. А ты обижаешься сразу, – Оля стала подталкивать его к выходу, – я тебя наберу, когда хозяин сокровищ приедет, окей?
- Он приедет, а я уеду, а монеты за это время уйдут, – Миша затормозил. – Подожди, секунду.
«Скажу мало – не отдаст точно», лихорадочно соображал его мозг.
- Три тысячи устроит? – выпалил нумизмат. – Рискую, как школьник. В слепую никогда еще не покупал.
- Чего?
- Как чего, долларов конечно, не евро же.
«Машина то моя, «девяточка» А Игорек на звонки не отвечает», с какой – то злостью вдруг подумала Оля, «Вот возьму их и продам!», решилась она.
- Тысячу добавишь и забирай…
Он полез в карман и достал пачку денег. Быстро пересчитал и протянул Оле – ровно четыре тысячи.
- Держи.
- Теперь сокровище – твое, – она взяла деньги и отдала ему горстку зеленых монет.
- Привет мужу, – облегченно вздохнул Миша и поспешил домой, что бы уединиться и с наслаждением копаться в бесценных для него раритетах.
Только Ольга проводила гостя, налила себе стаканчик красного сухого, и собралась вновь погрустить, как опять ее потревожил мобильный.
- Оленька, что слышно? Звонил?
- Кто мама? – быстро сделав большой глоток вина, глупо переспросила Оля.
- Игорь, звонил?
- Ма… – и на полуслове ком подкатился к горлу.
- Все хватит плакать, собирайся, и домой. Артурчик такой прекрасный плов сделал, пальчики оближешь.
«Вот и у мамы – не давний знакомый уже Артурчиком стал, а кем за эти три дня для меня стал Игорь?»
- Да куда же я поеду? С красными глазами и собаками брошенными, – и она уже не смогла сдержаться. В трубке раздавались громкие рыдания.
- Не плачь! Слышишь? Жди… Мы едем к тебе, – и Надежда положила трубку.
Олина мама с Артуром Семеновичем собирались недолго и вскоре они переступили порог квартиры Игоря. Бордо и Рокфор были безумно рады гостям, крутились у них под ногами, мешая раздеваться.
- А ну успокойтесь оба! – прикрикнула на них Оля, но песики не обращали на нее никакого внимания.
Особенно Бордо. Он сразу узнал эту строгую женщину, и побежал в комнату за своей любимой игрушкой – не большим мячиком. Принес и положил его возле ног Надежды.
- Бордо, хороший ты мой, – она погладила его за ухом, – не до тебя сейчас, потом поиграем, хорошо?
И кинула мячик в комнату. Собаки бросились за ним наперегонки, и Оля тут же закрыла за ними дверь.
- Господи, и свалилось все это на мою голову, – тяжело вздохнула она.
- Сейчас мы во всем разберемся, – нежно обняла ее мама и строго взглянула на своего спутника. – Правда, Артур Семенович?
- Безусловно, Наденька, – сомнения были не присущи военному человеку.
Они прошли в маленькую уютную кухню, и Надежда командование там взяла в свои руки.
- Оля, давай тарелки, вилки, все остальное мы взяли. Артур неси сумку, пока плов не остыл.
- Мам, я не хочу есть.
- Не выдумывай, – женщина сама открыла шкаф и достала оттуда посуду. – а чего это мы такие грустные?
Она наконец заметила безразлично лежавшую в углу Шаризо.
- То же скучает и не ест ничего… – понимающе заметила Оля.
- Так это ты с нее пример берешь? – Надежда неодобрительно взглянула на дочь.
- Я сейчас вам одну поучительную историю расскажу, – Артур Семенович удобно устроился на табурете и подпер седую голову рукой. – На Дальнем Востоке, в семидесятых, со мной служил капитан Ряднов. Собака у него была, тупая как пень – порода лайка, как сейчас помню…
- Да погоди ты со своей историей, – Мама с болью посмотрела на тихонько всхлипывающую дочь, – тут вон свой триллер со слезами.
– Куда поехал Игорь?
- Сказал что в Ужгород.
- Это моя Родина, я там вырос, школу закончил, – полковник весь ушел в воспоминания, – а потом в Киев, поступать уехал…
- И давно ты на своей Родине не был? – перебила его Надежда.
- Лет пять, к брату на юбилей ездил…
- Да… не хорошо Артур Семенович, Родину забывать, – заметила женщина, накладывая плов по тарелкам.
- Я и сам этим летом хотел поехать туда, да вот работа не пустила.
- На пару дней отпустят.
- Ты это о чем Наденька? – Недоуменно взглянул на нее седой кавалер.
- Помощь дорогой нужна тут твоя, – она быстро нарезала хлеб и выложила его на большой тарелке. – Прошу всех к столу.
- Объясни, что ты надумала?
- Завтра, ты и Ольга поедете на твою Родину, а я с собачками пока побуду.
- Мама, никуда я не поеду, вот еще, – Ольга презрительно дернула головой, – по всему свету буду за ним бегать. И я же тебе сказала – есть не буду, а ты мне вон сколько наложила.
- И у меня ведь работа… – слегка возмутился полковник.
- Оля, послушай свою маму, – Надежда присела и усадила рядом с собою дочь. – Я ведь вижу – любишь ты его. А за свое счастье, иногда стоит и побороться. По крайней мере, попробуй. Проверь свои чувства. Да и развеяться тебе просто необходимо.
- Не знаю, у тебя все так неожиданно… – на лице Ольге проскользнуло сомнение. – Интересно – где же его там искать?
- На счет этого не беспокойся, Артур человек военный и быстро найдет иголку в стогу сена. Да, господин полковник?
- Задача не так уж и сложна, – самодовольно ответил Артур, – фамилия, номер машины?
- А как же все есть, – Надежда с удовольствием искоса поглядывала на дочь, в которой стал проявляться аппетит и она потихоньку начала есть плов.
- Тогда в принципе с задачей можно справиться. – заключил военный, но тут же спохватился, – а моя работа?
- На два дня тебя, – она положила свою тонкую руку, на крепкую ладонь Артура. Затем вторую руку на плечо Ольги, – и тебя, отпустят. При том, что послезавтра суббота.
- Совсем забыл! Это в корне меняет дело. Может еще на денек придется задержатся, – полковник ожил лицом. – Такой сюрприз своим устрою!
- Вот видишь Оленька, моя идея уже приносит положительные результаты, – кивнула мама на пустую тарелку дочери.
- Ну ты и лиса… – только и смогла произнести Оля.
На следующее утро путешественники были в сборе и присели напоследок перед дальней дорогой.
- Ты посмотри на нее, сердце кровью обливается, – тихонько сказала маме Ольга, показывая на грустящую Шаризо.
- Ничего, найдется твой Игорь, – ласково произнесла Надежда Андреевна.
Собака подняла голову и вдруг жалобно заскулила. Наверное она в этот момент плакала. По своему, по – собачьи.
- Я этого не перенесу, – выдохнула Оля, и слезы снова потекли по ее щекам.
- Знаешь что, а возьми ее с собой. Пусть посмотрит твой Игорь, что делает с другими любовь.
Оля взяла на руки легенькую, как пушок Шаризо, прижала ее к себе и решительно направилась на выход.
- Ты права мам, этот вопрос нужно решить раз и навсегда.
И в сопровождении полковника они спустились к его машине.
***
- Наташа, мне пора… – Игорь стоял возле машины и с грустью глядел на девушку. – До Киева, часов восемь езды, не меньше. Как раз под утро и доеду.
- Ну ты и выдумал.… Куда же ты на ночь поедешь? Впереди горы, а заснешь по дороге? Я с Милошем поговорю, у них места в доме полно, выделят тебе койку, – ее лазурные глаза, просили, умоляли и желали….
- Может ты и права, переночую, а утром сразу в путь, – произнес он, вздохнув с облегчением.
- Конечно милый, как скажешь, – Наташа в правой руке тайком скрутила не одобряющий знак из трех пальцев. – Твоя воля, закон для меня.
- С каких это пор, ты такой законопослушной стала? – Он с подозрением посмотрел на девушку.
- С того момента, как ты мне жизнь подарил… там в лесу, – Наташа взяла под руку героя и заглянула в его глаза, – я этого никогда не забуду, клянусь.
- Да перестань, прямо таки жизнь подарил… – его речь оборвал «оживший» телефон в кармане.
Наташа с интересом наблюдала за любимым со стороны. «Ага, лицо у него не очень радостное. Так, так, так – взглянул, кто его тревожит – и… выключил звук. Ха-ха… Не все у нас еще потерянно, милый»
- С работы наверное звонят, достали? – участливо спросила девушка.
- Да не совсем… Мне надо кое-что сказать тебе… – и он решил ей поведать всю правду о своих отношениях с Ольгой.
- Пошли Игорек в дом, потом скажешь, ведь не май месяц, замерзнем,
- Подожди, это очень важно.
- Ты считаешь, что я сегодня мало пережила? – Она остановилась, и убрала руку, – хочешь добить меня?
- Зачем ты так? Причем здесь это?
- Да так… не умертвили плоть, так непременно убьют душу, – у Наташи дрогнул голос, опустились плечи, и ее красивое лицо стало по-детски беззащитным.
… Ну, разве мог он себе позволить, обидеть ее? И его молчание стало предательством по отношению к далекой, преданной Оленьке и в то же время молчание означало верное повиновение близкой и роковой страсти.
В просторной столовой, за длинным столом сидели Милош, Лиля и красивая цыганка, лет сорока. Она эмоционально взмахивала руками, что-то доказывая Милошу. Когда Наташа с Игорем зашли в зал, все трое обернулись, и пламенная речь цыганки замерла на полуслове.
- Ты посмотри! Какая красивая пара! – воскликнула темпераментная женщина.
- Кармен – моя жена, – Милош с особым уважением, можно сказать с любовью произнес это красивое имя.
– Не стойте в пороге, садитесь за стол, – ее грудной голос завораживал слух. – Давайте будем знакомиться, о вас тут Милош такие истории страшные рассказывает, неужели это все правда?
- Наташа, – девушка подошла к столу и тут же встретила взгляд огромных карих глаз цыганки, проникающий вглубь ее сложной и неоднозначной натуры. Стриптизерша отвела глаза в сторону Игоря.
- А вот это мой герой, Игорь. А на счет страшных историй, может лет через пять, мне будет их интересно рассказывать, но только не сейчас.
- Вот что я тебе скажу красавица. Все что с нами происходит: хорошее, плохое, это судьба и роптать на нее, последнее дело. Лучше по -меньше думай о прошлых радостях, потому что возможно и не получишь ты больше этих благ. А вот о печальных моментах в жизни – надо помнить, и мало того к подобным «сюрпризам» надо быть всегда готовой – жизнь не сахар, да ты и сама знаешь.
- Интересная у Вас философия, – Игорь присел за стол, с любопытством оглядывая столовую, – краски тут яркие везде, а вы говорите забывать хорошее. Как же тут его забудешь, глядя на этот фейерверк цвета?
- К лучшему надо стремиться, но жить радужными воспоминаниями не стоит, – она улыбнулась, сверкая ровными белоснежными зубами. – Лиля, идем, поможешь на стол накрыть.
- Сколько людей – столько же мнений, – Наташа посмотрела на Игоря, – лично я вспоминая самое лучшее, живу этим и буду бороться за него.
- Смотри, чтобы твое счастье, жар- птицей не оказалось, век будешь искать и воспоминаниями жить, – донесся из кухни голос Кармен.
- Она у меня такая, – с гордостью за жену произнес Милош. – Скажет – словно отрежет. У нее в роду все гаданьем занимались, вот и к Кармен море людей приезжает, узнать судьбу свою хотят.
- Милош, а найдется Игорю место в доме? На одну ночь, – прервала не очень приятную для себя тему Наташа.
- Конечно, о чем вопрос! Вот в комнате Ивана, пустует шикарный диван. – при воспоминании о брате, лицо цыгана приняло озабоченное выражение, – кстати, а где он?
- А они с Оксаной, в комнате сидят, – подала голос Лиля.
- В той, что мы до карпатских завалов жили? – уточнила Наташа.
- Именно. Идемте в ванную, я полотенца дам, – позвала гостей Лиля, поставив на стол ароматно пахнущее блюдо из барашка. – Да, и влюбленных надо побеспокоить, а то от голода еще съедят там друг друга.
- У моей подруги есть чем поживиться, – улыбнулась Наташа и затормошила любимого, вставая из-за стола. – Игорь, не спи!
От внезапного пробуждения, парень бессмысленно посмотрел на окружающих и пару секунд не мог понять – где он? Но, понемногу сознание возвращалась прогоняя сладкий дрем, и он встряхнув головой, последовал за девушками.
- Милош, чувствую свадьба у нас на носу, – вздохнула Кармен, когда все вышли.
- Ты это о Лиле? – грозно нахмурился цыган.
- Да успокойся ты, наш цветочек скоро шипы пустит, бедные женихи будут. А вот Ваня, братец твой, ой как скоро нас осчастливит…
- Дай бог, может за ум возьмется, – вздохнул Милош.
- А вот это вряд ли, – сказала Кармен и о чем- то задумалась.
А Иван ни на шаг не отходил от Оксаны. Когда они зашли в дом, он провел девушку до ее комнаты, и остался там на «минутку».
И вот эта минутка длилась уже более получаса.
Оксана сидела на кровати, а перед ней на коленях стоял влюбленный и держал ее за руку. Его горячий взгляд сводил ее с ума.
- Ты веришь, как только я увидел тебя, сразу понял, что ты – судьба моя, – в этот момент он напоминал ей Раджи Капура из индийского кино, и ей так захотелось, чтобы он взял гитару и спел.
Но у него не было музыкального инструмента, да и петь он не собирался, и посему Оксана решила проверить его сходство со звездой экрана:
- Ванечка, врать то ты умеешь, талант твой тут не превзойденный, а вот сможешь ли ты так же красиво спеть?
Вместо слов он прочистил горло и затянул от души печальную песню. Голос у него был приятный. Не красивый, нет. Но, разве бывают у цыган не приятные голоса? И он был не исключением из правил. Девушка под наплывом чувств, готова была ему в тот момент отдать свое сердце…
На самом трогательном моменте, когда Ваня напряг до предела свои голосовые связки, дверь в комнату распахнулась и на пороге появилась Лиля с мучительной гримасой на лице:
- Кого тут хоронят?
Оксана на нее взглянула с негодованием:
- Зачем ты так, ведь он от всей души…
- А че я сказала? Ваня у нас певец известный, – Лиля усмехнулась, – так бывает ночью песню с собаками затянет, соседи в гости сразу прибегают. Правда вместо денег, больше тумаки несут.
- Лиля, не нравится – не слушай, – обиделся дядя. – Не тебе песня.
- И слава Богу. Есть будете?
- Сейчас прийдем, – отмахнулся от нее Иван.
- Ванечка, ты так хорошо пел, – Оксана погладила его по голове, словно маленького ребенка.
Чувства переполнили цыгана, и его горячий темперамент накалился до предела.
- Ты иди, а я скоро буду, – он быстро встал и поспешил к выходу.
- Ты куда?
Но вместо ответа дверь захлопнулась, и влюбленный исчез в неизвестном направлении.
Ужин прошел быстро и тихо. Все проголодались за день и с жадностью набросились на еду. Вскоре тарелки были пустые, и на смену голоду пришла усталость. Оксаны она правда не касалась. Сила любви, сорвала пелену дрема с очей влюбленной и она с надеждой кидала взгляды на входную дверь, но Иван как в воду канул. Не выспавшийся Игорь хлопал глазами, с трудом преодолевая наваливающийся на него, черной лавиной сон. Милош то же не пас задних и успел пару раз дать храпака. Но чуткий подзатыльник супруги быстро вернул его в общество. Он тут же встал и поблагодарив Кармен, дружески стукнул по плечу Игоря:
- Пошли, я вижу, что кровать тебя давно заждалась.
- Кармен, огромное спасибо вам за ужин, – поблагодарил проницательную женщину Игорь и присоединился к цыгану.
- На здоровье, – догнал его голос хозяйки, – смотри не ошибись парень, в жизни не всегда чувствам можно доверять.
Он в недоумении обернулся, но женщина, склонив голову, стала собирать посуду со стола.
- А на что это вы намекаете? – подозрительно спросила у нее Наташа.
- Ехала бы ты в Европу, и не морочила бы парню… голову, – отрезала цыганка и пошла в сопровождении Лили на кухню.
Возмущенная вмешательством в ее личную жизнь, Наташа хотела так же дерзко ответить этой роме, но махнула на нее рукой, и удалилась в комнату.
Открыв дверь, стриптизерша с удивлением взглянула на стоящую у окна Оксану.
- Ты чего не спишь?
- Ой, не могу я спать… – вздохнула девушка, – ты знаешь, мне кажется, я влюбилась серьезно.
- Поздравляю подруга, дур в нашем полку прибыло, – зевая, произнесла Наташа, и стала скидывать ненавистное ей платье. – У Лили попрошу одолжить на завтра более уместный наряд для города. Размеры у нас с ней вроде одинаковы, хоть в этом повезло.
- А как же я? – Оксана впервые обратила внимания на огромный вонючий свитер, висевший на ней мешком. – Господи, на кого же я похожа?
- На себя – улыбнулась танцовщица и юркнула под одеяло, – уникальное явление – твой внутренний мир, полностью соответствует внешнему облику. Он такой же несуразный, порванный и грязный…
- Тебе бы только шутки шутить, а вдруг он сейчас придет? Как я ему в таком виде покажусь?
- А ты в штору завернись, твой любимый подумает это сари на тебе, – Наташа все тише и тише бормотала слова, впадая в желанный сон. – И для вас наступит прощальный индийский вечер. Ача-ача… Ксюша-Ваня.
«Как же я не хочу с тобой ехать…», Оксана впервые с неприязнью взглянула на подругу, – «Высокомерная выскочка – вот ты кто!»
Молодой месяц дошел до середины окошка, а влюбленная девушка все стояла и ждала своего несуразного принца. Ее голова стала тяжелой и не послушной, глаза предательски закрывались, отказываясь служить своей хозяйке. «Надо идти спать»,- печально, разочарованно подумала Оксана и не успела сделать шага в сторону кровати, как калитка хлопнула, послышались торопливые шаги, скрежет оцинкованного подоконника и…
В окошке появилась голова Ивана.
- Оксана, ты спишь?
Она бросилась к стеклу.
- Где ты был? – Сон у нее как рукой сняло.
- Выходи, у меня есть кое- что для тебя…
Взгляд девушки прошелся по шторе, мысль сделала виток вокруг облака дурманящего дыма, в котором до недавнего времени пребывал ее избранник, но отбросив эту чепуху в сторону, она ответила шепотом.
- Иду, только не кричи, а то дедушку разбудишь… – почему-то именно его Оксана больше всех боялась в этом большом доме.
Она впопыхах накинула на себя роскошный полушубок спящей Наташи, взглянула снисходительно на подругу – «В штору завернись! Придумала же такое… », и мигом выбежала из комнаты.
Возле крыльца расхаживал взад-вперед взволнованный Иван. Он с нетерпением поглядывал на двери, и когда входная ручка повернулась вниз, он тут же поднялся по лестнице.
- Что случилось Ваня? – сделав большие глаза спросила девушка, затем зевнула через силу, хотя на самом деле ее сердце стучало барабанной дробью, и ей было уже явно не до сна.
- Сейчас, подожди, – ответил он ей загадочно и протянул руку, – вот держи, это тебе.
- Колечко… красивое какое, – Оксана бережно его взяла и попробовала натянуть на безымянный палец, но размер был явно не ее и влюбленная ограничилась мизинцем. – И что же это все значит? Подарки, ночные визиты… а Ваня?
Она протянула руку к луне и в ночных лучах стала любоваться маленьким камушком.
- Я ждуу, – от созерцания игривого циркона ее отвлекло хриплое мычание любимого. Оксана вздрогнула, вспомнив слова Лили, о ночных серенадах Ивана и соседских тумаках вместо аплодисментов, и замахала пальчиком с колечком перед его носом. – Не надо – поздно…
- Да? – жгучий взгляд цыгана стал мгновенно угасать. – А я спешил, в город ездил за колечком. А ты уже уезжаешь? Ну, подожди, я же должен тебе это сказать. – И он опять захрипел, затем глубоко вдохнул морозного воздуха в грудь и выпалил, – я люблю тебя, и будь моей женой Оксана!
Рухнув на колени перед любимой, Иван напрочь позабыл о цыганской гордости, от которой когда-то табор ушел в небо… Ведь он вырос в каменных стенах, а не в бескрайних степях, да и перед собой он видел не черноволосую, гордую Марьяну, а простую белокурую Оксану, огромные глаза которой, дарили ему тепло и уют его неспокойной душе.
- Ванечка… – только и смогла произнести девушка. Она положила ему руки на голову, и слезы счастья покатились по ее щекам.
- Не уезжай, прошу тебя – останься.
- Ох, – мечтательно вздохнула девушка, – я согласна…
Цыган вскочил на ноги, и крепко прижал к себе любимую, словно боясь, что она все-таки уедет с этой холодной и язвительной Наташей. Его губы скользили по разгорячившимся щекам невесты, приближаясь к заветным устам.
- Стоп, любимый… – отстранила голову Оксана, – а вот поцелуи будут у нас после свадьбы.
- Ну хоть один разочек, только один, – шептал он, не отпуская девушку.
- Все, идем спать, – она решительно отстранилась и открыла дверь в дом.
- Завтра же я всем скажу – что свадьба у нас!
- Ваня, ты как ребенок, – с умилением покачала головой Оксана и послала ему на прощание воздушный поцелуй.
Утро в большом доме началось не спокойно. Девушки проснулись от криков, раздающихся по всему дому. В основном кричал Ваня, но также был слышен голос старой цыганки и сердитое хрипение дедушки.
«Разбудил деда все-таки. Быть беде!», с тревогой подумала Оксана и открыла глаза. В подтверждении ее не оптимистического прогноза, раздался грохот кастрюли, хлопанье двери и совсем рядом послышались шаркающие шаги. Внутри у нее все сжалось, и она наморщила от предвкушения неприятностей, свой курносый носик.
- Опять ты Ксюха куролесишь… – Наташе этой ночью приснился Игорь, настроение у нее было прекрасное, и она в неге лежала под теплым одеялом.
- Оксана, собирайся! Мы уезжаем отсюда! – Успел прокричать, открыв дверь Ваня, но тут же исчез, невольно уступая место старику с палкой.
Тот стал сердито орать на девушку, грозно вытаращив глаза.
- Я буду ждать тебя в машине… – издалека послышался призыв любимого.
Абсолютно ничего не понимая, Оксана внимательно следила за палкой, которая все чаще указывала ей на улицу. С другой стороны от нее раздался истерический смех Наташи.
- Ату, ее дедушка, ату! – сквозь слезы смеха, причитала стриптизерша.
- Гаджо!! – выкрикнул старец и хлопнул дверью.
Оксана вскочила с постели:
- Я?! – спросила она у закрытой двери.
- А кто же еще, – смех перешел у Наташи в истерику. – Ксюха ты и гад и жо… и все вместе взятое.
Влюбленная в цыгана, свысока поглядела на свою подругу.
- Половину мою отдай, – протянула она руку в сторону сумки Наташи. – Я никуда с тобой не поеду.
- Да ты что… Этого не может быть, – стриптизерша вытирая слезы, взяла сумку с кресла и обратно легла в постель. – О! Всевышний услышал мою молитву… Конечно отдам дорогая, одевайся пока – жених ждет.
В подтверждении ее слов, во дворе раздался хлипкий сигнал, старенького «жигуленка»
- Ты знаешь, хоть и спасла ты мне жизнь, а стерва ты Наташка редкая, – Оксана торопливо облачалась в лохмотья. – Жалко мне Игоря… Ох, как жалко.
- Убогая ты подруга, – она быстро отсчитала энную сумму, символизирующую долю Оксаны. – На. Держи. Хотела из тебя мадемуазель сделать, а ты как была бродячей по жизни, так до конца своих лет ей и останешься.
- Прощай, Натали, – Оксана положила деньги в куртку и подошла к подруге. – Расцелуемся на прощанье?
- А то… иди сюда, глупая. – Наташа обвила ее рукой, – береги себя, и счастья тебе Оксанка, если что звони…
- Куда? –С недоумением взглянула на нее Оксана.
- В колокола, в рельсы, просто звони.… – Улыбнулась Наташа и тут же подумала, – « Эта сумасшедшая парочка, в непрерывном общении друг с другом быстро дойдет до маразма»
- Все, я побежала, – она прощально взглянула на Наташу и поспешила прочь из этого, уже не гостеприимного дома.
Оксана вылетела, словно на крыльях во двор и юркнула в красный «жигуленок», готовый везти ее в манящие неизвестностью дали.
- Ну что, любимая, едем? – спросил цыган, нежно пожимая руку девушки.
- Подожди, секунду… – и она начала читать вслух молитву «Отче наш», как ее научил Кирилл.
Ваня положил руки на руль и тоже что-то себе забормотал под нос, может он повторял вслед за Оксаной спасительные слова, а может просто думал вслух, куда же им ехать дальше… кто знает.
Глядя на выезжающую машину со двора, Наташе вдруг стало тоскливо и одиноко. «Скучно мне будет без нее. Над кем смеяться? Разве что над собой, а это уже будет грустно – и не смешно. Ну ничего, забуду ее и глядишь жизнь сразу наладится. Игорек, вот о ком я думать должна. Его терять мне точно нельзя, и я приложу все свои силы, что бы сохранить это надежное плечо»
- Привет, Наташа!
Стриптизерша от неожиданности вздрогнула и обернулась.
- Как тебе наши молодые? – Лиля подошла к окну и весело помахала рукой выезжающей машине со двора. – Пока, дядя!
- Я смотрю у тебя настроение на все сто, – Наташа села в кресло и устремила свой взгляд в давным-давно беленый потолок.
- Представь себе, подруге твоей памятник надо поставить. От Ивана, в доме у всех голова болела. А так – уехал в неизвестном направлении, рядом с ним любовь, вокруг свежий воздух. Глядишь – а вдруг образумится?
- А от чего же дедушка тогда такой злой на Оксану был? Или это он по жизни такой – всем недовольный?
- Да не дедушка он ему – отец родной, за сына переживает.
- Хм, вообще-то поздние дети рождаются умными, – задумчиво молвила Наташа. – А Ваня на мудреца точно не похож.
- Почему же, – без буквы «р» и «ак» в конце, значение слова у Ивана на лице. – скаламбурила племянница и легонько стукнув себя ладошкой по лбу, вспомнила зачем пришла. – Собирайся живо, мы сейчас уезжаем. Папа уже готов и Игорь то же – ждет, не дождется.
Последнее предложение она произнесла, лукаво поглядывая на танцовщицу.
- Лиля, просьба к тебе огромаднейшая – займи бедной путнице одежду, на полдня, не больше. Самое простенькое, джинсы, свитер. С меня – презент.
Цыганка посмотрела на платье, небрежно брошенное рядом с креслом, и усмехнулась.
- Не твой стиль, понимаю… Конечно дам, ты ведь мне подругой стала.
- А я ведь тебя еще по-настоящему отблагодарить должна.
- За что? – лицо у Лили вытянулось от удивления.
- Не скажу, но поверь на слово – если бы не ты, меня бы здесь не было.
- Это серьезно, – ответила Лиля и пошла за нарядом для своей подруги.
***
- Ох уж эти женщины! – С недовольством поглядывая на дом, раздраженно произнес Милош, – вот уже как сорок минут, мы их ждем. У меня же встреча в Ужгороде на девять. О, Дэвэл!
- Что поделаешь, они так устроены, опоздать для дамы – это признак хорошего тона, – вяло поддержал цыгана Игорь.
Но сам-то он думал о другом.
«Она сейчас выйдет, я попрощаюсь. И сразу домой…», но с появлением Наташи на крыльце его мысли внезапно оборвались.
Сапоги, джинсы, короткий полушубок и вязанный свитер – все эти простые вещи на ней смотрелись изыскано и создавалось впечатление, что она имеет какую-то магическую силу над одеждой, преображая ее в блистательный наряд.
- Приношу свои извинения, я была не права, – слегка капризно проронила Наташа.
- Наташа, нас люди ждут! – Рукой взмахнул на запад, возмущенный Милош.
- Вообще-то ты мог давно и сам поехать, а не делать мои ушки красными, вспоминая меня не хорошими словами.
- Так я не понял, это тебе паспорта нужны, или мне?
- В связи с последними событиями, планы слегка изменились, – ответила Наташа.
Игорь внутренне напрягся, «И что же ты задумала на этот раз, Натали?»
- Что значит изменились, ты остаешься? – Милош был в растерянности.
- Нет, конечно. Но, Оксану ваш родич увел, так что… пока я не готова дать однозначный ответ по паспортам. Один мне нужен точно, а второй… – девушка загадочно посмотрела на Игоря, – я тебе на месте все расскажу. В общем лети, договаривайся, а мы с Игорем за тобой поползем, и в Ужгороде возле «Закарпатья» встретимся.
- Наташ, но я ведь в Киев еду, – робко запротестовал Игорь.
- Игорек, в Киев ты сможешь попасть только проезжая этот удивительный город, – она словно учительница географии объясняла ему урок. – Другого пути нет. Взгляни на карту.
- Это точно, – Лиля пришла на помощь подруге, – пап, поехали, они нас догонят.
- Ох, уж эти женщины… – снова пробурчал Милош, садясь в машину. – В десять, что бы вы были на месте!
Следом за серебристым «ауди», машина Игоря тут же покинула цыганский двор.
- Ну любимый, так ты говоришь – домой хочешь? – она положила ему свою изящную руку, чуть выше колена. – Или может, ты чуть-чуть задержишься?
В морозное ноябрьское утро, у парня на лбу выступили капельки пота и уверенные крепкие руки, слегка задрожали.
- Можно и в Ужгород, – тихо ответил он, пересохшими губами, – я не против.
- То-то же, а то – домой хочу, прямо детский сад какой – то, – улыбнулась Наташа, не забирая руки.
Игорь с трудом справлялся с крутыми поворотами, нескончаемой вереницей тянущимися по карпатским горам. От взгляда Наташи, его сердце вылетало из груди, а от ее нежных прикосновений по телу прокатывались волны наваждения.
- Наташенька, что же ты со мной делаешь? – Не выдержав этой изощренной пытки, спросил Игорь. – Я уже ведь и дорогу не контролирую.
- Вон видишь впереди стоянка? – Она приблизилась к нему, и он ощутил дурманящий запах ее духов. – Включи правый поворот, и притормаживай.
Игорь послушно выполнил команду.
- Умница, остынь немножко, и поедем дальше, – с этими словами она стала снимать полушубок.
- О, Господи, – прошептал Игорь, находясь «между небом и землей»
- Что, Господи? Остыл немного? – она внимательно рассматривала себя в зеркальце. – А теперь возьми в руки мобильный и реши проблему.
- Я не могу вот так вот, раз и все…
- То есть ты сомневаешься в своих чувствах, правильно я понимаю? – из-под длинных ресниц, его убийственно ласкал лазурный взгляд.
- Наташа, многое произошло после того времени, как ты неожиданно скрылась в неизвестном направлении, – Игорь потихоньку брал себя в руки. – Я встретил милую, добрую и надежную девушку.
- Об этом я сразу догадалась, – Наташа слегка прижалась к любимому, – но твоя речь, не героя… нет. Она больше похожа на монолог старой домохозяйки. Особенно там, где ты сказал – надежная девушка.
Его рука непроизвольно обвила талию танцовщицы и он, не ведая что творит, впился губами в ее уста. От этого блаженного мига голова у обоих пошла кругом.
- Я хочу тебя, – севшим голосом от напряжения произнес Игорь и крепко обнял девушку.
- Звони, дорогой, – настойчиво шепнула Наташа, прикасаясь губами к его уху. – Один звонок и мы в раю…
Эти слова пролились на него ледяным душем. Он убрал руки и вцепился в руль, словно это был спасательный штурвал при шторме.
-Фуух, ну ты и упрямая, – выдохнул он, тормозя всеми фибрами своей души.
- А ты что думал, мы сейчас в машине сексом займемся? – Возмущенно спросила стиптизерша, тайно наслаждаясь огненным взглядом любимого. – Для тебя все очень просто Игорек, да? Я ведь девушка доступная, не правда ли? Захотел – и взял наскоком, на грязном сиденье, в пыли и чадном газу. А с ней наверное ты так не пробовал, ведь она – милая, надежная, домашняя? Так вот определись сначала, чего же ты хочешь от жизни, пельменей или страсти. Лично я, не хочу стать прелюдией, я рождена быть симфонией, вот такая у меня завышенная планка, любимый.
Он сидел, словно в воду опущенный, в голове все перемешалось. Оля, собаки, даже Надежда Андреевна проскальзывала в фартуке с большим черпаком. « – Игорек, ты сегодня не ужинал? – заботливо спрашивала она.
- Мама, ну что ты глупости спрашиваешь, накрывай на стол, – отвечала за него, Оленька»
- Любимый, ты где? – Наташа помахала ладошкой перед носом своего героя и участливо спросила. – Как самочувствие? Ничего не беспокоит?
– Все в порядке, – собрав свои силы в кулак, решительно ответил парень.
- Раз все окэй, поехали дальше, дорогой. А по дороге подумай хорошенько, с кем ты и где рассветы будешь встречать. – Наташа расслаблено откинулась на сиденье, и подытожила исход их зажигательной остановки – «Первый тайм пельмени выиграли у страсти со счетом 1:0», и вслух поинтересовалась, – Игорек, а как ты относишься к футболу?
- Тебя не поймешь, причем здесь это?- только и смог произнести Игорь, и тут же внутри него кто-то радостно воскликнул – «Да и не надо тебе ничего понимать, домой рули, амиго!».
С облегчением, освобождаясь от пленительных чар, он выехал на трассу, от всего сердца надавил на газ, и машина помчалась с горы спортивным болидом.
***
Оля с Артуром Семеновичем добрались до Ужгорода к утру. Шаризо лежала на заднем сиденье, не подавая признаков жизни. Ольга за всю поездку проронила всего лишь несколько, ничего не значащих, слов, а все остальное время она молча кивала, соглашаясь с длинными монологами полковника.
- Оленька, я предлагаю сразу ехать к гостинице «Закарпатье». Сейчас позвоню и назначу там товарищу встречу. Представляешь, звоню ему вчера, почти ночью, прошу – помоги парня разыскать, так он ни секунды не думал. Приезжай Артур, все что смогу сделаю! Вот так вот… А он между прочим до высоких чинов дослужился, а друзей не забывает. – полковник остановился на обочине и взял телефон в руки, – Ага, вот он…
Оля безразлично смотрела на обшарпанные высотные здания, плотной стеной растянувшиеся вдоль проспекта.
«Зачем я здесь? Даже если мы его найдем, дальше что? Здравствуй любимый – а вот и я… Дурдом»
Вскоре перед ее глазами вырос многоэтажный дом с огромной вывеской «Закарпатье». Полковник остановился возле входа рядом с красной «девяткой».
«Точно такая у Игоря – один в один», ожила девушка, вглядываясь в окно.
«Блондинка сидит рядом, интересно, а кто же за рулем?»
- Оленька, я выйду, немного разомнусь. Товарищ с минуты на минуту должен подскочить.
- Да я то же пожалуй выйду, Артур Семенович, – не отрывая своего взгляда от таинственной незнакомки, произнесла Ольга.
Наташа спиной почувствовала на себе взгляд соперницы. Она слегка повернула голову, и взгляды девушек на мгновенье пересеклись. «Точно, это она – Фрэкэн Бок, собственной персоной. Щечки пухленькие, вся такая нежная как цветочек, – милая говоришь?», со злостью подумала Наташа, «А вот это мы сейчас и проверим, дорогой», и развернулась на сиденье, тем самым вызывая Ольгу на сердечный поединок.
- Ладно Игорь, не буду я тебя мучить, езжай домой, в Киев, – с этими словами она стала медленно приближаться к своему герою. – Вот только «Спасибо» сказать тебе за спасение я забыла.
- Наташа, я ведь это сделал от всей…
Но договорить он не успел, она прильнула к нему и подарила умопомрачительный поцелуй. Вдруг дверь с его стороны распахнулась, и он от неожиданности резко повернул голову в сторону опасности.
- Так это и есть твой друг?! – Глаза Ольги метали молнии. – Где же твоя совесть, Игорь? Поддонок ты после этого… Вот ты кто… Спасатель не доделанный!
- Игорек, как я понимаю – это та милая и добрая девушка? – С интересом рассматривая соперницу, спросила Наташа.
- Оля, ты все не так поняла, – только и смог выдавить из себя, врасплох застуканный спасатель.
- Все я прекрасно поняла, не правда ли, Натали?
- Узнаю голос секретутки, – танцовщица так же обладала хорошей памятью, и голос Ольги вспомнила сразу. – Истерику не устраивай на улице, в семейном кругу бузить будешь.
- Да хватит вам… – попытался восстановить свой статус кво, Игорь.
- Молчи лучше! – с обеих сторон прокричали дамы.
- Я сейчас, – Ольга быстро пошла к машине полковника, и взяла на руки проснувшуюся Шаризо. – Иди сюда, хозяин твой объявился. Не запылился.
- Мне этот спектакль не к чему, – Наташа заметила подъезжающую машину Милоша, – решай милый, с кем ты?
- Теперь уже и не знаю, – обескуражено ответил Игорь.
- Я думала ты герой, орел – а ты моль в комнатных тапочках, – презрительно скривила губы Наташа, – Привет пельменям!
И она гордо покинула машину, спеша к своей заветной цели. Вперед, в светлое будущее.
- Забирай собаку! – Ольга почти бросила Шаризо на руки бывшего влюбленного. – Ключи у соседа возьмешь.
- Ольга, Господи, да я ведь ничего не сделал плохого! – Прокричал в отчаянии Игорь.
- Машина – твоя, деньги за монеты я забрала, так что мы в расчете, – безапелляционно продолжала разгневанная девушка. – А Бордо и Рокфора, я у тебя конфискую, за скотское обращение с животными. Все!
И она почти бегом поспешила в машину Артура.
Игорь еще долго сидел в машине с открытыми дверями с обеих сторон. Шаризо вытянув шею, заботливо лизала лицо хозяина.
– Эй, парень! Двери закрой, ты здесь не один… – подошел к нему таксист – коротышка, – слышишь меня, друже?
- Ааа? Сейчас, сейчас… – очнулся Игорь и захлопнул двери.
Он автоматом включил радио.
- С вами Рок ФМ, – прозвучал из динамиков приятный баритон, – оставайтесь с нами.
«Да уж, только и осталась у меня, что собака да голос в эфире. А может все и к лучшему? Одна, красивая, но полная крейзи, вторая – милая снаружи, но ревнивая мегера внутри. Где же золотая середина?», и его глаза посмотрели в зеркало заднего вида. Он чуть его поправил вниз… и они встретились, две идеальные половинки, улыбнувшись друг другу. «Так- то оно и лучше! Долой друзей, долой подруг – я сам себе прекрасный друг!», и в подтверждении его мысли из динамиков полилась песня.
- Я свободен, словно птица в небесах…. -, и Игорь от всей души, во весь голос затянул вместе с Кипеловым эту прекрасную песню. – Я СВОБОДЕН!!!
21.06.2011

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Что это?

Вы читаете пост Бордо, Рокфор и Шаризо ФИНАЛ! at Дмитрий Север.